«История исчезнувшего села…» 11 Класс



Министерство образования Омской области

Детская областная общественная организация «Научное общество учащихся «Поиск»

МОУ «Татарская средняя общеобразовательная школа»







«История исчезнувшего села…»

Научно-практическая работа

Направление: краеведение








Выполнила:

Ученица 11 кл.

Гришко Елена Юрьевна

Научный руководитель:

учитель I квалификационной категории

Гришаева Тамара Александровна



Омск — 2011



























Оглавление

Введение …………………………………………………………………… 4

1. История возникновения села …….……….……………………………. 6

1.1 Возникновение села

1.2 Образование колхоза «Прогресс»

2. От Победы до «оттепели»……..………..……………………….………. 12

2.1 Колхозное хозяйство

2.2 Личное крестьянское хозяйство

2.3 Бытовые условия

3. В те десять лет …………………………………………………………. 15

Заключение …………………………………………………………….……20

Литература …………………………………………………………………..22

Приложение………………………………………………………………..


















Введение

Проблема реформирования Российского государства в большей или меньшей степени заботит почти каждого гражданина нашей страны. Вопросы преодоления переходного периода вызывают, скажем прямо, противоречивые толки. Как изучить, понять со всей объективностью реформистский курс сегодняшнего руководства страны? Ведь уже давно подмечено, что реальные результаты реформ, как и наиболее объективные их оценки, появляются не сразу, а спустя некоторый промежуток времени. Отсюда проистекает вся их трудность для понимания в период, когда реформы только развертываются, только набирают темпы. Между тем исторический опыт представляет собой неисчерпаемый источник ценнейшей информации: конкретных исторических примеров. Если речь идет о реформаторской деятельности, то можно с уверенностью сказать, что на основе этих примеров можно в какой-то мере приблизиться к пониманию реформ современных. В этом ключе я решила остановить свой выбор на данной теме.

В работе я ставлю своей целью выявить, насколько сибирское село было готово выполнить возложенные на него руководством страны планы. Перед собой я ставила следующие задачи:

  • Собрать воспоминания старейших жителей исчезнувшего села Большой Карасыир, а также фотографии, если таковые будут в семейных архивах респондентов;

  • На основе собранного материала написать работу о жизни села.

Объект исследования: исчезнувшее село Большой Карасыир.

Предмет исследования: жизнь села и жителей Большого Карасыира.

Гипотеза: Я полагаю, что, возвращаясь к истории давно исчезнувшего села, я смогу увидеть, как политика руководства страны отразилась на судьбах людей.


Методы исследования: интервьюирование респондентов, работа с фотоархивами.

Трудность заключается в сборе материала, потому что период исследования большой. Литературы по теме нет, и необходимо собирать материал из воспоминаний бывших жителей села, которые теперь уже разъехались. Большую ценность будут представлять фотографии, работа с ними очень кропотливая, нужно опросить много людей, чтобы опознать их.


























История возникновения села

«Именно XXI съезд знаменовал собой точку отсчета неточного, преувеличенно оптимистического прогноза развития СССР на ближайшее десятилетие. Он торжественно провозгласил, что страна вступила в «период развернутого строительства коммунистического общества».

Ставилась задача — в кратчайшие сроки догнать и перегнать наиболее развитые капиталистические страны по производству продукции на душу населения. Заглядывая в будущее, Хрущев прикидывал, что это произойдет примерно в 1970 году. Затронул в своем докладе Хрущев и некоторые вопросы теории. Он сделал вывод о полной и окончательной победе социализма в нашей стране. Тем самым, по его мнению, решился вопрос о возможности построения социализма в одной стране.

На XXII съезд КПСС была принята новая программа партии. Для построения коммунизма предполагалось решить триединую задачу: в области экономической — построить материально-техническую базу коммунизма (т.е. выйти на первое место в мире по производству продукции на душу населения; достигнуть наивысшей в мире производительности труда; обеспечить самый высокий в мире жизненный уровень народа); в области социально-политической — перейти к коммунистическому самоуправлению; в области духовно-идеологической — воспитать нового, всесторонне развитого человека. Исторические рамки программы КПСС были в основном ограничены двадцатью годами.

В начале 60-х годов образ коммунизма в массовом сознании

ассоциировался с конкретными крупными социальными программами.

Социальные программы-обязательства сводились к следующему:

  • во-первых, решить продовольственный вопрос, полностью обеспечив народ качественными продуктами рационального и бесперебойного питания;

  • во-вторых, полностью удовлетворить спрос на предметы широкого потребления;

  • в-третьих, решить жилищный вопрос, обеспечив каждой семье отдельную благоустроенную квартиру».*

Так написано в учебниках по Истории Отечества для 11 класса. Я живу в сельской местности, и к тому же не раз слышала рассказы моей бабушки, Рычковой Валентины Ивановны, 1936 года рождения о том, как трудно они жили в послевоенные годы. Рассказы о том, как много приходилось работать, и как мало они получали за свой труд. Как-то её рассказы не совсем соотносятся с теми планами руководства нашей страны в 60-х годах прошлого столетия. Я заинтересовалась темой малых деревень, где и проживала моя бабушка — в селе «Коммуна», которая стала колхозом «Память Ленина».

В наших местах деревень было много (Приложение № 1), сейчас о них говорят только названия лесов. Восстановить историю этих деревень дело очень сложное, но очень интересное, потому что по их истории можно изучать историю нашей страны начала прошлого столетия — период проведения Столыпинской реформы, коллективизации, послевоенного реформирования сельского хозяйства, проводимого руководством страны в 50-х — 60-х годах.

Дату возникновения деревни Большой Карасыир сегодня с точностью установить, наверное, не возможно. Занимаясь изучением истории казачества в селе Татарка, я установила, что селения казаков появлялись на берегу реки Иртыш; ещё в 1745 году был построен редут, долгое время здесь жили казаки, несли сторожевую службу. Затем редут превращается в казачью станицу. Когда началось переселение крестьянства в Сибирь, то казачество не принимало крестьян в свою станицу, и они вынуждены были селиться вдали от станицы Татарская. Уходили в степь, где искали хорошие земли и рыли колодцы, чтобы иметь воду. Так, в 20 километрах от станицы, в

степи в начале прошлого века возникло село Кузнецовка. Иногда крестьяне

_____________________

*«История Отечества», учебник для 11-го класса сред. шк., В.П. Островский, Москва, Изд. Просвещение, 1992 год

селились возле небольших стоянок, аулов, в которых проживали кочевые народы. Кочевники занимались скотоводством, а переселенцы хорошо умели вести земледельческое хозяйство, тем более что семей переселенцев было не много. Совместное проживание было удобным для них. Кочевье, как правило, снималось и уходило на новые пастбища, а крестьянские хозяйства оставались на обжитом месте. Примерно так возникло село Большой Карасыир, что в переводе с тюркского означает «чёрная лошадь». Название села несколько изменилось, люди называли его на свой лад – Большой Керасир, некоторые в своих воспоминаниях называют его Большой Карасир, поэтому в своей работе буду использовать то название, которое использовал респондент.

Сюда переселенцы пришли в начале прошлого века, из европейской России. До строительства железной дороги почти не было крестьянских поселений в степной зоне нашего уезда, за исключением оседлого казачества Иртышской линии. Но с вводом в действия Транссиба наблюдается массовое переселение россиян-европейцев в степной край. Здесь начиналась зона прииртышских черноземов – одна из житниц Западной Сибири. Край этот всегда был хлебным, его окружали берёзовые околки, лентой опоясывает лесной массив – «Долгая дубрава». Здесь, на этих живописных просторах в берёзовом крае и раскинулось село. Об этом рассказали люди, жившие в селе Большой Карасыир.

По воспоминаниям бывшей жительницы села — Жилиной (Пензенцева) Любови Емельяновны, 1956 года рождения, её бабушка – Плахотник Анастасия Иосифовна, всегда говаривала: «Мы из Екатеринославской губернии». В 1906 году по Столыпинской реформе переехали из Украины, Днепропетровской области. Сначала поселились в деревне Ольговка, Южно-Подольского куста, но в скорости, по неизвестной причине, возможно из-за неважных земельных угодий (солончаков), переехали на Татарскую землю в деревню Большой Керасир.

Можно с уверенностью говорить, что на момент переселения семьи деревня уже была, и люди в ней жили пришлые, потому что приняли переселенцев хорошо. Земель было много, работать крестьяне на ней умели. Богатеев в селе не было, наверное, просто не могли так быстро переселенцы обрасти богатством, но всё же крепкие хозяева были. По воспоминаниям Пензенцева Николая Емельяновича, 1949 года рождения, о своём дедушке по материнской линии — Плахотник Иосифе Спиридоновиче: «До вступления в колхоз Иосиф Спиридонович считался середняком, имел 6 лошадей, 4 коровы, молодняк, овец, свиней. Деньги немного водились, и в силу своей неграмотности, и просто крестьянской смекалки, перед коллективизацией, когда богачи по дешевке сбывали сельхозмашины – лобогрейки, сенокоски и другую технику, Иосиф Спиридонович накупил машин, за что чуть не поплатился. Правда хватило ума всё отдать в колхоз, поэтому и не раскулачили».

В Татарской станице, что находилась в 15 километрах от Большого Карасыира на берегу Иртыша, богатые семьи были, их раскулачили во время коллективизации, а в деревнях, где проживали крестьянские переселенцы, раскулачивать было некого, и поэтому колхозы, в которых объединялись бедняцкие хозяйства, таковыми и оставались. В деревне Большой Карасыир был образован колхоз с громким названием «Прогресс».

В 1929 году в селе Большой Карасыир образовалась артель «Прогресс», первым председателем был Дмитриенко Евсей. Позже артель преобразовалась в колхоз «Прогресс», председателями были Ковалёв В. К. и Яловенко Николай. Колхоз «Прогресс» находился на границе с Казахстаном. В километре от Большого Карасыира была ещё одна небольшая деревня, её называли «Самодуровка», жители этой деревни также были членами колхоза «Прогресс».

Сначала обобществили весь скот и построили одну ферму, где содержали крупный рогатый скот и построили конюшню. Была кузня, ток, молоканка, контора, позднее появились ясли. В колхозе имелся небольшой магазин, начальная школа – 4 класса. Имелся Клуб, сначала он был в доме, где находилась и контора колхоза. Дом был небольшим, мазанным. Перед самой войной в колхозе построили новый Клуб. Его срубили два свата Пензенцевых — Пензенцев А. К. и Плахотник Е.С. Деревня была небольшой, рубленных домов не было, были избушки, где — то 35 – 40.(Приложение № 2) «Самодуровка» и того меньше – до 20 семей, там не было ни школы, ни магазина, ни Клуба, жители ходили в Большой Керасир.

Из того небольшого числа семей, которые проживали в этом селе, судьба каждой была не похожа на другую, и по-своему трагична. Люди разными путями попадали на Сибирскую землю: кто-то бежал от нужды, а кого-то волею судеб приводило в забытый Богом край. Для Эрм Иосипа Карловича Сибирь именно таким краем и была. Он — выходец из Австрии, в Первую Мировую войну был лётчиком, и был сбит русскими. Попав в плен, он был отправлен в далёкий город Омск, в концлагерь для военнопленных. Иосип Карлович был связан с венграми — интернационалистами, и поэтому революцию воспринял всей душой. Домой вернуться молодой парень не захотел, а может быть и не смог. В годы гражданской войны он находился в городе Омске. В начале 20-х годов приехал в село Большой Карасыир, там же и работал. В 1926 году он женится на Миллер Амалии Андреевне, 1898 года рождения, её предки – немцы, переселённые из Германии во времена правления Екатерины II. Миллер Амалия до 7 лет проживала в большой семье из 8 человек. С 7 лет была нянькой у богатых людей. С мужем в деревне Большой Карасыир жила до 1942 года. С 1942 по 1947 года они работают в трудармии в городе Челябинске, на кирпичном заводе. Дети – Лида. Лена, Яков, Толя и Ваня проживают у тёток, у чужих людей. Иосип Карлович умирает в трудармии, а Амалия Андреевна возвращается в деревню Большой Керасир. Она забирает своих детей. И больше из деревни она не уезжала, прожила здесь с дочерью Лидой.

Нет ни одной семьи на территории бывшего Советского Союза, которой бы ни коснулась война. Указать точное количество ушедших на фронт сельчан мы сегодня не можем, потому что не сохранились архивы Дубининского сельского совета (сгорели при пожаре). В связи с тем, что деревни сегодня нет, нет возможности и поговорить с жителями, поэтому из воспоминаний, которые мне удалось собрать, ясно одно: в деревне остались женщины, старики и дети. Вот они и работали на полях, на фермах и в свинарниках.

«За достижение высоких показателей в труде, самоотверженность, в книгу Почета занесено 68 передовиков сельского хозяйства нашего района, в том числе 27 женщин, из них 12 — отличившихся на пахоте, 9 – на косовице …Екатерина Андреевна Пензенцева, член колхоза «Прогресс», в 1944 году за период весеннего сева вспахала на коровах 51 га»*.

















________________________

  • Д.и.н. С.В. Новиков «Очерки истории Черлака и Черлакского района (1720 – 1985 годы) стр. 209, Омск изд. Омский государственный университет 2008 год

От Победы до «оттепели»

Закончилась война, она принесла в общественное сознание известную переоценку довоенного периода, идеализировала его, окрасила в радужные тона праздников и общего энтузиазма. В этих условиях в село Большой Карасыир, как в любое другое село огромной страны, начали возвращаться ушедшие на войну селяне. Их, всех без исключения, встречали селом… И если война в политическом отношении окончилась в 1945 году, то её психологический конец для большей части наших земляков можно отнести к рубежу 1947-1948 года, когда домой возвратился последний из оставшихся в живых фронтовиков. Кем был этот фронтовик, мы сегодня сказать не можем, но слёз было много: как счастливых жён, так и вдов.

«Страна по-прежнему ждала от села продуктов питания. Положение с продовольствием в стране после войны было очень тяжёлым. Весенний сев 1946 года проходил в тяжелых условиях. В западных районах страны установилась жестокая засуха, а в Сибири летом и осенью 1946 года шли проливные дожди. Убрать урожай в этих условиях было практически невозможно, и его значимая часть ушла под снег»*. Трудным оказался и 1947 год, колхозы не сумели в полной мере запастись семенным материалом, и колхоз «Пргресс» допустил значительный недосев пшеницы. Положение не было бы столь серьёзным, если бы крестьяне имели личное хозяйство, где они могли прокормить бы и себя, и какую-то часть дать государству, но руководство страны пришло к выводу, что размеры личных подворий крестьян слишком велики, и это отрывает их от работы на общественных полях. «19 сентября 1946 года Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) принял постановление «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах». В соответствии с этим документом размеры приусадебных хозяйств были урезаны»**.


____________

*,** Д.и.н. Новиков С. В., Очерки истории Черлака и Черлакского района: 1720 – 1985 годы / С. В. Новиков. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2008.

Положение на селе было тяжёлым. Выполнив план обязательных хлебозаготовок, село оставалось без хлеба. Снабжение села промышленными товарами осуществлялось плохо. В Большом Карасыире была лавка, ассортимент которой был очень скудным.

Жили сельчане в послевоенные годы небогато. Многие донашивали военную одежду, в ходу были фуфайки и телогрейки. Обычным явлением было ношение детьми обносков братьев и сестёр, а иногда и взрослых. Нехитрую мебель изготовляли местные умельцы, что указывало на натуральность хозяйства.

По воспоминаниям Пензенцева Николая Емельяновича, 1949 года рождения: «Жили дружно, работали много: строили баню из пласта, копали колодец, садили 2 огорода под овощи один под картофель, вручную косили сено». Но как бы тяжело не жилось, Емельян Андреевич очень любил читать. Отработав зимой день в кузне, управив скотину, он, стоя у керосиновой лампы, висевшей на столбе посреди избы, читал книги вслух, дети и жена, вечно прявшая, вязавшая и штопавшая, слушали его. Книги брали в передвижной библиотеке, или на дому у соседки Игнатченко Александры, которая зачастую сама бегала к Пензенцевым слушать чтение. Уроки детям делать обычно помогал Емельян Андреевич, по тем временам считавшимся грамотным человеком (7 классов). Анастасия Иосифовна окончила всего 3 класса, дальше учиться мачеха не пустила, заставила работать. Благодаря помощи отца дети учились хорошо. «Окончив в Большом Керасире начальную школу, дальше все школьники продолжали обучение в школе, которая находилась в соседнем селе – Кузнецовка. Эти шесть километров школьники входили пешком, ездили на лошадях, в распутицу на тракторе, в открытой телеге».

В послевоенные годы крестьяне по-прежнему не имели паспортов на руках. В лучшем случае они хранились у председателя колхоза. Уехать из села в город было очень трудно. Не получали колхозники и пенсий, а их заработок составлял натуральную плату по количеству выработанных трудодней.

Конец 40-х начало 50-х годов – время радиофикации и электрификации Черлакской деревни. По воспоминаниям Губенко (Серова) Лидии Николаевны, 1937 года рождения: «В Большой Карасыир к 1960 году провели свет, радио. Когда появился свет, он горел только до 12 часов ночи».

В эти трудные послевоенные годы крестьянство помогло государству восстановить экономику, в этом была доля и колхозников «Прогресса». Была создана социальная структура села – была школа, был Клуб. К колхозникам пришло радио и электричество. Однако послевоенная деревня остро нуждалась в изменении аграрной политики и стиля руководства.



















В те десять лет…

Целинная эпопея, развернувшаяся в 1954 году «Прогресс» не захватила. Первоцелинники прибывали в Татарку, поэтому жизнь села эта государственная волна не всколыхнула. В районе появляются новые целинные совхозы, им передавалась техника, большое внимание уделялось жилищному хозяйству. Целинники оказали влияние на развитие совхоза «Татарский».

На первых порах производство зерна возросло до 125 млн. тонн в год. Не плохой урожай собирался в совхозах, именно действия по реорганизации совхозов, как государственных сельских хозяйств страны стали основными на всем протяжении 50-х – 60-х годов. Поэтому постоянно число колхозов в стране уменьшалось.

В 1957 году на базе трёх колхозов – им. Сталина, им. Хрущёва, «Память Чапаева» и из зоны Татарской МТС создаётся совхоз «Татарский». (Приложение № 3). Колхозы, которые находились в Дубининском сельском совете, становились отделениями совхоза «Татарский»: колхоз «Звезда» — деревня Киселёвка, колхоз «7 ноября» — Кузнецовка, колхоз «Пргресс» — Большой Карасыир, колхоз «Новая жизнь» — село Дубровное, колхоз «Народный путь» — деревня Народное – Береговое, колхоз «Мировой Октябрь» — деревня Народное – Степное.

Укрупнение совхоза «Татарский» произошло за счёт объединения перечисленных колхозов. В Татарском совхозе имелась МТС, где шли ремонтные работы. Трактористы, шофера свою технику ставили дома. Ремонтировали в Татарской МТС. Всю зиму они жили в Татарке. На отделениях, в лучшем случае, сохранялись кузни, поэтому колхозники лишались сельскохозяйственной техники. Во время полевых работ организовывались полевые станы, где в поле находилась полеводческая бригада; здесь ремонтировалась техника, и сюда при необходимости приезжали ремонтники из Татарской МТС. 50-е годы были урожайными. В связи с началом целинной эпопеи запахивается большая залежь. Развивается зерновое хозяйство. Улучшается жизнь села.

Из воспоминаний Эбель (Олейник) Раисы Сергеевны, 1950 года рождения: «Деревня «Прогресс», или «Большой Карасир» была небольшой, около 50, может меньше дворов. Названий улиц, номеров домов не было. В деревне была начальная школа, (с 1 по 4 класс). Занятия проходили в 2 смены. 1-3 классы – первая смена, допустим, до обеда, а 2-4 классы после обеда. Домик (школа) был небольшой, с высоким крыльцом, всего 2 или 3 комнаты. Отопление печное. Рядом – небольшой садик, огорожен штакетником. В центре деревни был Клуб, находился он рядом со школой. Это был дом с одной комнатой и кинобудкой. Внутри комнаты на стене был экран, и несколько деревянных лавок. В кинобудке был аппарат, с помощью которого киномеханик демонстрировал зрителям кинофильм. Отопление было печное. Печку топил заведующий Клубом, он же открывал и закрывал его. Пол был деревянный. Клуб и школа снаружи мазались глиной и белились. На клубе была доска, на которой сообщались название фильма, его начало, и день показа. Билет стоил 5 копеек. У кого не было денег, можно было дать киномеханику яйцо куриное, оно стоило 5 копеек. На фильмы, где указывалось «кроме детей», учащиеся не допускались. Больница была в Татарке. В 1946 году открылся ФАП в Кузнецовке. Магазин располагался рядом со школой и Клубом в избушке большого размера. Продавец был один, открыт магазин был только днём. Продавали конфеты, сахар, пряники, ткань (ситец, сатин, штапель), крупу, керасин, спички. Выбор был скудным. Основные покупки делали в Черлаке на базаре, либо в Казахстане (в Железинке, Урлютюбе).

В центре села была кузница. Здесь же была контора. Ферма была недалеко. Было несколько коров, лошадей.

Избушки были сделаны из самана, либо из пласта. (Приложение № 4) Пласт – это лесной дёрн. Саман делали из глины и соломы. В избушках пол у многих был земляной, его мазали глиной раз в неделю, ежедневно мели веником. Изба состояла из двух комнат, сеней. Первая комната служила прихожей, столовой, кухней. В ней была огромная, чуть ли в полкомнаты печь. В этой печке пекли хлеб. Ребятишки спали на печке, там же грелись и обсыхали, вернувшись с улицы, после беготни по лужам летом, катания с горки зимой. Вторая комната – горница. Стояли в ней кровати, комод, посередине стол и стулья, позже шифоньер. У каждой избушки огород 10 – 20 соток. Колодец был только у тех, где вода имелась. В колодце вода чистая, прозрачная и очень холодная. Счастливы были те, у кого вода была вкусней. Поливали огороды так: утром из колодца воды, в деревянные кадки, а вечером теплой водой ведрами поливали капусту, огурцы, помидоры и т. д. Картошка не поливалась. Хозяйственные постройки были в каждом дворе. Разрешалось иметь корову, свинью, кур, гусей, уток, немного овец. (Приложение № 5)

За деревней «Самодуровка» был фруктовый сад. В нём росли яблоки — Антоновка, Ранет, Дичка и другие. Кроме того — слива, смородина, малина, крыжовник. Садоводом был мой дед – Божко Ефим Иванович. Он же тот сад садил. Осенью ученики помогали убирать урожай». (Приложение № 6,7)

Из воспоминаний Губенко (Серова) Лидии Николаевны: « В начале 50-х годов в «Пргрессе» было 3-4 улицы, приблизительно 400 человек, село было в лесу, летом очень красивое. (Приложение № 8) Была начальная школа. Был магазин, Клуб (Приложение № 9), сельский совет был в селе Кузнецовка, и назывался Дубининским. Председателем колхоза был Тартычев. В селе был большой колхозный сад, молочная ферма, свинарник. (Приложение № 10) Первое время коров доили вручную, при свете керосиновых ламп. Была своя техника – тракторы ДТ и «Беларусь», но в основном работу выполняли на лошадях — и пахали, и косили, и на работу ездили на лошадях с песней. В праздники ходили в Клуб, пели под гармошку и балалайку песни. В будние дни собирались на завалинке, засиживались допоздна за беседами, пели песни».

Из воспоминаний Эбель (Олейник) Раисы Сергеевны: «В начале 60-х годов стали строить камышитовые дома. Ставили столбы, делали каркас дома, скрепляли деревянные брусья и столбы железными скобами, сделанные в кузнице. Затем набивали камышом, дранковали. Это делали мужчины. Затем месили глину с половой. Месили ногами, лошадью. Собирались в выходной день мужчины и женщины всей почти деревней, мазали дом. Хозяйка готовила угощение. После работы все садились за накрытый стол, пели песни, веселились. Потом мазали на второй раз, белили известью, либо алебастром. Стелили деревянные полы, красили. В таком доме были большего размера комнаты, окна. Такой дом мой отец перевёз в Кузнецовку, подпилив столбы, поставив на полозья как на сани, с помощью 2-х «Кировцев» (трактор). Дома в деревне никогда не закрывались, никто не воровал. Когда появились велосипеды, мотоциклы, никто их не прятал. Велосипед спокойно мог «ночевать» вне ограды. Дом закрывали – палочку ставили в щеколду.

В деревне жили люди разных национальностей. Мой дед — Божко Ефрем Иванович – переселенец из Украины. А в основном были хохлы и кацапы – так называли друг друга жители. Семья Мягких – чуваши. Мяло Аксиль, Айна, дочери – Майя, Вилья, бабушка — эстонцы по национальности, были высланы из Эстонии, а в 1957 или 1958 году по разрешению уехали на Родину».

«В 1958-1964 годах идёт сокращение приусадебных участков. В колхозах в среднем на 12 % (до 29 га), в совхозах – на 28% (до 0,18 га). Подобные сокращения были тесно связаны с видением будущего современной деревни. Строительством агрогородков – именно этой установкой можно объяснить компанию по укрупнению колхозов, массовое преобразование в совхозы «разваливающихся» колхозов, ограничение личных подсобных хозяйств, жителей села, ликвидацию малых («неперспективных») сёл.

В результате, только в 1963 – 1964 годах с карты района исчезли прилегающие к Кузнецовке «Прогресс», «Котовка», «Память Ленина», «Коммуна» (недалеко была возле деревни Степного — Народного») «Киселёвка»*.

Часть жителей переселилась в совхозы, другая часть начала выезжать в города, завербовалась на стройки союзного уровня. Некоторые жители этих колхозов уехали в другие республики, области, края.

Из воспоминаний Жилиной (Пензенцева) Любови Емельяновны: «В начале 60-х годов маленькие сёла стали ликвидировать, жители в основном разъезжались по соседним сёлам. В 1964 году в Кузнецовке нужен был кузнец, и Емельяна Андреевича пригласили туда переехать, предоставив квартиру бывшего управляющего Либлич. А в 1967 году уехала последняя жительница деревни Большой Керасир – Пушкарь».
















_________________

* Д.и.н. С.В. Новиков «Очерки истории Черлака и Черлакского района (1720 – 1985 годы) стр. 288, Омск изд. Омский государственный университет 2008 год

Заключение

Так закончилась история села Большой Карасаир, который в период коллективизации получил громкое и многообещающее название «Прогресс». Люди здесь жили трудно, так же, как жило крестьянство всей страны, много трудились, вместе отдыхали, помогали друг другу. Жили надеждой на то, что все лишения пройдут, и их дети будут жить счастливо в этом красивом и обязательно богатом селе. Но прогресса не получилось, руководство страны видело его несколько иначе, считая, что колхозно-кооперативная форма собственности вскоре отомрёт, возникнут агрогорода, и сельское хозяйство перейдёт на промышленную основу. Принципы экономической жизни страны стали приводиться в соответствие с представлениями руководителей КПСС о коммунизме. Однако обозначенные руководством страны перспективы в 1964 году достигнуты не были. Этого люди построить не могли. Народному хозяйству был нанесён значительный урон.

Гипотеза, выдвинутая в начале работы, нашла полное своё подтверждение. Собирая материал, разговаривая с людьми, я увидела, с какой любовью люди вспоминали свое село. И они никак не могли объяснить, почему оно вдруг стало «неперспективным», они это и сейчас не понимают. И, всё таки, объяснение они дают, наверное, с высоты прожитых лет, уже сегодня все, с кем пришлось разговаривать, говорят, что, в сегодняшней ситуации это село исчезло бы, но тогда это был бы естественный процесс, а тогда в 60-х это было решение непродуманное и несвоевременное.

Работая над темой, я пришла к выводам:

  • несмотря на подведение машинной базы (создание МТС) под сельское хозяйство, этих машин явно не хватало для работ в поле и на фермах;

  • в колхозе по-прежнему использовался тяжелый ручной труд;

  • село буквально «стонало» от ограничений частного подворья, обрекая крестьянство на бедность и нужду;

  • не решался в колхозе и жилищный вопрос, если в городах строили жилье, то село обходилось своими силами, житейской смекалкой и помощью соседей;

  • бытовые условия колхозников оставались очень тяжёлыми;

  • на решение вопросов социальной сферы у колхозников не хватало ни средств, ни сил.

Из всего перечисленного следует только один вывод – колхоз «Прогресс» не готов был выполнить возложенные на него руководством страны плана по переходу к строительству коммунистического общества, в котором действует основной принцип «От каждого по способностям, и каждому по потребностям». Для страны, которая ещё не оправилась от войны, это решение руководства страны было явно поспешным.

















Литература

1. Д.и.н. Новиков С. В. Очерки истории Черлака и Черлакского района: 1720 – 1985 годы / С. В. Новиков. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2008.

2. Д.и.н. С.В. Новиков «Очерки истории Черлака и Черлакского района (1720 – 1985 годы) стр. 209, Омск изд. Омский государственный университет 2008 год.

3. «История Отечества». Учебник для 11-го класса средней школы; В.П. Островский, В.И. Старцев, Б.А. Старков, Г.М. Смирнов. Москва, Изд. Просвещение, 1992 год.

4. Воспоминания:

Жилиной (Пензенцева) Любови Емельяновны, 1956 года рождения;

Пензенцева Николая Емельяновича, 1949 года рождения;

Губенко (Серова) Лидии Николаевны, 1937 года рождения;

Эбель (Олейник) Раисы Сергеевны, 1950 года рождения;





























Свежие документы:  Урок истории "Власть и церковь. Церковный раскол"

скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории История: