Научная работа по краеведению «Судьбы вынужденных переселенцев через призму исторических событий»



МКОУ «Украинская средняя общеобразовательная школа»








Судьбы вынужденных переселенцев через призму исторических событий.






















с. Украинка



Когда однажды пробьет час непредвзятого исследования

русской истории и выясниться число уничтоженных,

заключенных в лагеря, изгнанных и сосланных людей, мир

не поверит ни глазам своим, ни ушам

.

Иван Ильин.


ХХ век, оставивший в памяти человечества две жестокие мировые войны и сотни миллионов человеческих жертв, стал печальной для истории цивилизации эпохой массовой депортации народов, населявших шестую часть суши, именовавшейся как СССР. Первыми кому пришлось испить горькую чашу чудовищного эксперимента, были корейцы Дальнего Востока. За ними потянулись череда немцев Поволжья, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкар, калмыков, курдов, крымских татар.

И чтобы люди осознали, что они совершили, лишь, для того чтобы одна нация главенствовала над другой, чтобы многие люди боялись их имени, вспоминали и произносили его только шепотом и лишь только тогда, когда никого рядом не было, для этого потребовалось пройти этапу длинной в шестьдесят лет.

«Так уж сложилось исторически, что на Исилькульской земле сошлись воедино, тесно переплелись пути и судьбы многих народов. Здесь издавна жили татары и казахи, уже не один век живут русские, а 20 век привел в Сибирь немцев, калмыков, литовцев. Здесь люди селились бок о бок, дружили, сближались, и как из песни не выкинешь слов, так и историю нашего края невозможно представить без взаимопроникновения и влияния таких, разных, на первый взгляд, народов и их культур.» А ведь проникновение некоторых песен, обычай, традиций разных народов на территорию Сибири, а именно Исилькульского района, трудно представить без немцев, латышей, калмык и других представителей многих народов, а ведь попали они сюда неслучайно, ведь в жизни, в истории их народа есть время, которое трудно, даже тяжело вспоминать каждому человеку из тех огромных масс людей, выселенных в годы репрессий всего лишь по той причине, что они принадлежали к другой, не славянской группе. И это время — время Сталинских репрессий.

«Почти 70 лет отделяют нас от начала Великой Отечественной войны, от боли страданий, боли утрат, боли горести, коснувшихся каждого дома, каждой семьи. 22 июня – день скорби и памяти всех людей бывшего СССР. 28 августа 1941 года – дата, которую с горечью вспоминают все немцы, разбросанные репрессиями по просторам Новосибирской и Омской области, Алтайского края, Казахстана и Узбекистана.»

«Кое – кто, кода речь заходит о подвергшихся депортации немцев или латышей говорит, что, мол, всем приходилось трудно, а советские солдаты гибли на фронтах. Да, всем было тяжело, но те, кто воевал, кто переносил невзгоды военной жизни, не были уничтожены, не было уничтожено их человеческое достоинство. Немцы же, которые были отозваны из армии, рассказывая об этом, плакали от обиды за недоверие, к ним, за отношение, как к врагам народа»



Цели работы:

-выяснить какие народы были вынужденно переселены государством в село Украинка, и каковы причины данных переселений;

— проследить судьбы вынужденных переселенцев через призму исторических событий.

Почему меня заинтересовала эта тема? Да, потому что из таких событий, как переселение репрессированных народов в определенное время в определенное место, складывается история села и страны в целом.

Жизнь и судьба репрессированных народов являются основной составной частью истории Великой Отечественной войны, то есть того времени, в котором жили наши деды и прадеды. Изучение этого периода нужно для анализа исторических событий, и чтобы история не могла повториться. По моему мнению, эта проблема была актуальна в прошлые годы, и осталось такой же актуальной в нынешнее время.

Работая над данной проблемой, я столкнулся с тем, что очень мало литературы по этой теме. Тема оказалась практически не исследована. Проблема политических репрессий против советских немцев в 1940- 1950- х гг. появилась в научных исследованиях только с конца 1980-х гг. Обращение к ранее запретной теме стала возможным в результате изменений, произошедших с середины 1980-х гг. в советском обществе и науке. Рассекречивание некоторых архивных фондов, открытие доступа к ним, появление возможности открытого обсуждения данной проблемы дали толчок для дальнейших исследований.

В своей работе я использовал статьи из газеты «Вестник немецкой национально- культурной автономии Омской области», специального приложения к газете «Ihre Zaitung», выпускаемой в Азовском районе, статьи из газеты «Знамя», документы из «Книги памяти», статьи из «Истории России с древнейших времен до начала XXI в.»

В работе в основном мне приходилось опираться на устные источники. Для этого я проводил интервьюирование местных жителей.

Горькой страницей в правлении И. В. Сталина является депортация целых народов в суровые места Сибири, Казахстана и Узбекистана.

«Депортации в СССР затронули более шести миллионов граждан различных национальностей» Начавшись как акции преследования неугодных классов, коими являлись кулаки и казаки, получив продолжение в зачистках «приграничных» и «прифронтовых» районов от граждан «инонациональностей» (поляки, немцы, корейцы, китайцы, курды, иранцы, греки, турки), советские депортации оказались, в конце концов, инструментом репрессий против «своих» народов (народы Кавказа, Крыма и Поволжья). Так вот в своей работе я хочу понять, как страна на смерть, восставшая против идей фашистских захватчиков, могла сама опуститься до их уровня, т.е. наказывать людей лишь только за то, что они были одной национальности с нашими врагами или когда- то были с ними в дружеских отношениях.

Попытаемся определить причины, по которым тысячи людей были лишены Родины и вынуждены приспосабливаться к суровым условиям Сибири.

« Начало депортации положило постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 12 августа 1941 года « О переселение немцев, проживающих в районах Поволжья».


«Из постановления Председателя Президиума Верховного Совета СССР М. Калинина и секретаря Президиума Верховного Совета СССР А. Горкина « О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья»



«По достоверным данным, политической власти, среди немецкого населения, проживающих в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенные немцами Поволжья.

О наличии такого количества диверсантов и шпионов среди немецкого населения районов Поволжья никто советским властям не сообщает, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде Врагов советского народа и Советской власти.

В случаях, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указу из Германии, немецкими диверсантами и шпионами в Республике немцев Поволжья и прилегающих районах и случится кровопролитие, Совет партии по законам военного времени будет вынужден принять карательные меры против населения Поволжья.

Во избежание этих нежелательных явлений и для предупреждения серьезных провокаций Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.

Для расселения выделить изобилующие землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и других соседних местностей.

В связи с этим Государственному Комитету Обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделением переселенных немцев Поволжья землей и угодьями в новых районах»


«Это и послужило основанием для депортации в Сибирь и Казахстан немцев, проживающих в районах Поволжья. В 1941 – 1942 годах около 1210 тысяч немцев, проживающих в различных республиках и областях СССР и в Автономной Республике немцев Поволжья, были вынуждены поменять свой родной уголок на суровый и неизведанный край Сибири и Казахстана. В этом же году были депортированы в Сибирь более 50 тысяч литовцев, латышей и эстонцев. 12октября 1943 года был принят указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устранение ее территории». Спустя полтора месяца участь карачаевцев разделили и калмыки. Президиум Верховного Совета СССР в своем указе от 27 декабря 1943 года отмечал, что «многие калмыки изменили Родине, вступили в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии». Поэтому Калмыцкая АССР была ликвидирована, и более 93 тысяч калмыков переселены в другие районы СССР»

«Всего к1945 году на спецпоселении находились 2342 тысячи человек. Депортации в годы войны подвергались не только народы, имевшие свою национальность, но и представители других народов: греки, крымские татары и другие»

Судьба каждого народа была различна, по-разному складывалась их дальнейшая жизнь на территории тех районов, куда они были вынуждено выселены. Меня интересовала судьба тех народов, которые были депортированы на территорию нашего села.

Самой плачевной является судьба репрессированных калмыков. Своим черным днем калмыцкий народ считает дату 28 декабря 1943 года, когда на следующий день после указа ПВС СССР Калмыцкая автономная республика перестала существовать, и весь народ был депортирован в Сибирь и на Крайний Север как изменник, предатель. Омская область за годы войны приняла 35 тысяч калмыков. Непосредственными руководителями операций по насильственному переселению народов были заместители Берии, а именно Б. Кобулов и И.Серов. Операция по выселению калмыков готовилась весьма тщательно и осуществлялась войсками НКВД (внутренними, конвойными, пограничными), которые были подведены заблаговременно, собран транспорт, утверждены маршруты движения колонн автомашин. Реализация задачи облегчалась тем, что подавляющая часть мужского населения находилась в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах, в немецком плену, т. е. вне депортации. Эти люди и не подозревали, какая участь уготована их семьям и тем из них, кто останется в живых.

Выселение началось зимой, проводились они внезапно. Бывший председатель СНК Калмыцкой АССР Пюрвеев с огорчением писал Сталину: «На подготовку к выселению калмыкам давали 1- 2 часа, не разрешали брать с собой одежду, обувь и домашние принадлежности. Неделями приходилось ехать в закрытых вагонах, и больные, и мертвые — вместе. По существу, в пути следования отсутствовало необходимое медицинское обслуживание, не было налажено продовольственное обеспечение, что приводило к большому количеству смертей в пути следования и по прибытии» К тому же эшелоны с калмыками прибывали в Омскую область с большим опозданием. Так, поезд № 429 опоздал на З суток и 14 часов, поезд № 4430 опоздал на 4 суток и 13 часов. 9 января 1944 г. первым эшелоном прибыло в Исилькульский район 2070 человек, в числе которых оказалось умершими в пути следования 22 человека и по прибытии в больнице умерло еще 2 человека. Больных было принято 18 человек. 14 января вторым эшелоном № 430 прибыло 659 семей или 2203 человека: из них мужчин и женщин — 1105 человек, детей до 12 лет — 1098. В этом эшелоне умерло 14 спецпереселенцев

Свежие документы:  Контрольная работа по истории «Древняя Греция» 5 класс

Как отмечено местной администрацией, «по национальности спецпереселенцы — калмыки, очень грязные, страшно вшивые, особенно женщины. Больше всего способствовало размножению насекомых их одежда из овчинных шуб и грязного белья». При этом составители документа совершенно не принимали во внимание те страшные условия, в которых оказались изгнанники во время переезда. Здесь же, на железнодорожных станциях, для них была организована работа бань, дизкамер, парикмахеров, которые стригли не только мужчин, но и женщин, правда, по их желанию.

Доставка людей к дальнейшему месту следования — в колхозы и совхозы — производилась на грузовых автомашинах, лошадях, частично на быках. На автомашинах. В сибирском регионе депортированных широко использовался в колхозах и совхозах, на лесозаготовках, в шахтах и рудниках, на ловле рыбы, строительстве дорог и заводов. На тяжелых работах использовали труд женщин и детей, В многочисленных инструкциях говорилось, что условия труда и оплаты депортированных и местных жителей должны быть одинаковы, в реальной жизни все было по-другому.

Спецпереселенцы вынуждены были работать на износ. Зарплату они получали много меньшую, чем местные жители, массовое распространение имели обсчеты, обманы. Они платили больше налогов, чем местные жители. Так, с депортированных удерживали 10% зарплаты в пользу НКВД. Берия в информации Сталину вынужден был признать, что заработки спецпереселенцев в сибирском регионе составляли только половину прожиточного минимума. К тому же выплату зарплаты задерживали месяцами. Депортированные интересовали властей только как дешевая рабочая сила. Поэтому многих из них, достигших 15 лет, отправляли в трудармию на Урал, в Омск и в другие места, где требовалась дешевая рабочая сила. Некоторые дети, недостигшие 15 лет, были отправлены в деревни и села.

«В Украинку калмыки были депортированы в 1944 году. Из Исилькуля их распределяли по селам и деревням. Здесь их селили по квартирам. Работать приходилось в тяжелых условиях. Никто из калмыцкого населения не знал русского языка. Каждому ребенку, исполнившемуся 15 лет, приходилось работать на поле. Если ребенок хотел учиться в 8 – 9 – 10 классах, то ему приходилось платить за год учебы 150 рублей, но работать ему все равно приходилось, летом и на току. По характеру калмыки были спокойны, никогда не вступали в конфликты с местными жителями. По вероисповеданию калмыки были буддистами, поэтому свинину не ели. Очень любили, есть собак, а также слегка подпорченное мясо. Почти каждый третий калмык болел легочными заболеваниями, простудой, поэтому за первые месяцы пребывания в селе умерло почти все калмыцкое население. Когда в 1957 году восстановили их права и им разрешили вернуться на Родину, все оставшиеся в живых калмыки уехали»

Судьба калмыков печальна, но нельзя забывать о других народах вынуждено переселенных на территорию Сибири, таких как латыши, ведь их судьба была не менее трагична, чем судьба калмыков.

«Латышей привозили на поездах на станцию Исилькуль, причем везли их в товарных вагонах, недавая ни хлеба, ни еды. Затем приезжали «покупатели» из сел и деревень и забирали их в свои деревни. Первые латыши в наше село попали весной 1941 года. По слухам они сотрудничали с немецкими диверсантами, помогали им подрывать поезда.

В Украинке их расселили по квартирам и домам. Сразу же латыши проявили себя как хорошие специалисты, механизаторы. Для латышей создавали специальные комендатуры, велась слежка населением села. Для выезда в район требовалось разрешение коменданта. На выезд из района давалось не более 3 часов. Спустя некоторое время латышам разрешили строить свои дома и землянки, они стали обзаводиться хозяйством. Латыши исповедовали католицизм. Были католиками. В каждом доме обязательно были свои иконы. Многие латыши ходили в школу, почти все из них вступали в комсомол. Были латыши, которые образовывали семьи с местными жителями и другими переселенцами. В 1958 году им разрешили вернуться в Латвию. Кто здесь женился, и кто жил один все до одного уехали домой на свою историческую Родину»

По возвращению в Латвию многих из них арестовывали и сажали в тюрьмы за антисоветскую деятельность.

За время репрессий в Украинку были переселены калмыки, латыши и немцы. Так как количественный состав латышей и калмыков значительно меньше, репрессированных немцев, поэтому я хочу более подробно остановиться на судьбах репрессированных немцев, тем более что многие из них связали свою жизнь с селом, остались здесь жить.


«Всех немцев на наших военных, полувоенных и химических заводах, на электростанциях и строительствах, во всех областях всех арестовать».

С этой записки Сталина, приложенной к протоколу заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от20 июня 1937 года (№П51/324), собственно говоря, и начинается «немецкая операция» НКВД.

29 августа 1941 года в течение 24 часов были выселены все немцы, проживающие на территории Поволжья. 2 миллиона немцев были выселены в Сибирь, Казахстан, Узбекистан и Среднюю Азию. Распределение по территории Омской области немецкого населения было неравномерным. Больше всего немецкого населения было выселено в южные районы, т.е. Одесский и Исилькульский.

«Репрессированных немцев привозили в товарных поездах на станцию Исилькуль. Из каждой деревни приезжали люди и забирали репрессированных немцев в свои деревни, села. На каждую деревню приходилось не более 8 — 10 семей. Селили их на квартирах. Кушать было нечего, и чтобы не умереть с голоду им приходилось есть мерзлую картошку, почти каждый день приходилось голодать. Для немцев были установлены отдельные комендатуры в Исилькуле. Без разрешения коменданта никто не имел права отлучиться из района. Необходимо было разрешение на выезд, где строго оговаривались сроки. Комендатура действовала до 1955 года. Работу немцам поручали самую тяжелую. У немцев не было никаких прав и должностей. Из немецкого населения составляли трудовые армии, отправляли на Кузбасс, в Свердловскую область, Кемерово на работу в шахтах. Многие там и умерли»

«13 декабря 1955 года подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничении в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении», но вновь подчеркнут запрет на возвращение в те места, откуда были высланы» «После 1957 года им разрешили служить в армии, но не за границей. Служили, в стройбате или в других родах войск, но категорически немцам запрещалось служить в ракетных и пограничных войсках»

В тоже время всему немецкому населению стали разрешать строить свои землянки и дома. Жили они обособленно, на краю села, и улица получила название Берлинская.

29 августа 1964 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Все действия и обвинения сталинского режим против советских немцев признаны произволом «в условиях культа личности Сталина». Указ еще раз дал понять: выжили и прижились — это хорошо, а об остальном забудьте.

По — этим и другим причинам многие немцы остались проживать на территориях Сибири, Казахстана и Узбекистана.

На такие вопросы, как же происходили переселения на самом деле? что пришлось пережить ни в чем не повинному немецкому народу? как люди смогли обустроиться на новом месте жительства? могли ответить только очевидцы событий тех отдаленных лет.

Поэтому я проводил интервьюирование с местными жителями. В нашем селе живут жертвы политических репрессий, их немного, но у каждого из них своя особая судьба, поэтому в своей работе я хочу рассказать о жизни и судьбе некоторых жителей, жертв политических репрессий. Это судьба Гаас Валентины Лукьяновны, Мордовец Валентины Яковлевны, Бербрихт Елизаветы Адамовной, а также Тем Рихарда Якубовича и Тем Фриды Лавритьевны.


Бербрихт Елизавета Адамова.


«Родилась 12 февраля 1926 года в Саратовской области, Красноармейском районе, в селе Гвардейское. Когда Елизавете Адамовне исполнилось 7 лет, умерла ее мама. Ей было 15 лет, когда пришли солдаты, готовые в любую минуту выселить все население деревни. На сборы перед выселением дали 24 часа. С собой брали продукты, документы, вещи, одежды. Без всякого объяснения сажали на быков и везли на станцию, затем погружали в товарный вагон. Так Елизавета Адамовна попала в Соловьевку. Поселили их на квартирах. Елизавета Адамовна была самая старшая в своей семье. Когда они приехали на место ее отправили в трудармию в город Омск. Поселили их в бараках. Возила землю на тачках. Жила она с двумя другими девушками. Давали на день один кусок хлеба весом в 200 грамм, а также немного супа. Охраны не было. Был один только начальник. И вот спустя 2 года, она со своими «сокамерниками» решили бежать из трудармии. Утром бежали три девчонки, жившие в одной комнате. По дороге шли босиком. Чтобы ноги не мёрзли, они их обмотали рукавами от фуфайки. Пешком шли от Омска в деревню Украинка к брату Шпану. Затем она вернулась в деревню к отцу и мачехе. Спустя некоторое время девочек арестовали и снова отправили в трудармию. Они снова сбежали, но на этот раз она не стала возвращаться в Соловьёвку, а осталась у дяди в Украинке, а её подруги уехали. Одна в Бесагаш, другая в Месепиле. Мачехины дети остались в Соловьёвке, остальные переехали в село. Брат пошёл работать в колхоз. Сельский совет их не трогал. Комендатуры над ней не было. Так прошел не один год. У Елизаветы Адамовой есть своя семья, четыре ребёнка. Дочь уехала в Германию, сын в Маргинау, а двое живут в Украинке. Скоро ей исполнится 82 года. Семья у неё верующая, Крещение приняла католистическое. В Германию она не поехала, потому что никого там у неё не осталось, ни родных, ни близких. У каждого есть свои дети, так что у нее есть внуки, и каждый из них старается принести ей в жизни как можно больше счастья и радости»

Свежие документы:  Конспект урока по географии "Географическое положение и история исследования Африки" 7 класс



Мордовец Валентина Яковлевна


«Родилась Валентина Яковлевна 5 октября 1946 года.

Её отец Гохнадель Яков Степанович и ее мать Ерих Амалия Егоровна женились в 1943 году, после возвращения отца из трудармии.

В 1941 году её мать с двумя детьми была депортирована. Отец в сентябре был отправлен в трудармию. Там осталось большое хозяйство. В Поволжье ук них остался дом, сады, усадьба, бахча. Всё это было расположено на берегу Волги. В день переселения в деревню приехал отряд солдат и срочно, в течение 24часов, грузили людей на подводы и везли на станцию. Оттуда на поездах они попали в Исилькуль. Из Исилькуля их распределяли по деревням и сёлам района. В селе Украинка жили на квартире у бабы Клавы Афанасьевой. В семье у неё было четыре человека. Взяли работать в колхоз. Весной построили свою землянку, обмазав дёрном. Спустя некоторое время дали участок в конце огородов, который засаживали картошкой. Картошку продавали, а на вырученные деньги купили корову. Пили только обрат, а сметану и масло продавали. В 1943году вернулся друг мужа. Амалия выходила его. Затем она вышла за него замуж. В школе за учёбу в старших классах приходилось платить. Все немцы держались вместе, оказывали друг другу помощь. Православных праздников не принимали. Дети говорили по-русски, а родители общались на родном немецком языке. Когда в 1956 году вышел указ о реабилитации репрессированных народов, они мечтали вернуться на Родину, но это не произошло. У отца были родственники в Красноярском крае в деревне Старцево. Брали разрешение на поездку в Старцево к родственникам в гости.2 октября 1970 года женилась. В общем, жизнь ее стала налаживаться. В нынешнее время Мордовец Валентина Яковлевна живет в нашем селе со своим мужем. Работает в школе учителем немецкого языка. Работает она в школе более 35 лет и за этот долгий период, заработала уважение, любовь, хорошее отношение, доверие и отличные отзывы от своих учеников и всего коллектива школы. Как хороша и спокойна работа Валентины Яковлевны, такова же жизнь ее в своей семье. За годы супружеской жизни у Валентины Яковлевны на свет появилось 5 детей. Все они разного возраста, многие создали свои семьи и у них появились свои дети, сын Сергей, который окончил школу в прошлом году. Все они, т.е. ее дети и внуки, доставляют Валентине Яковлевне огромную радость. В свои 58 она остается все такой же молодой душой, она готова прожить еще столько же и хочет сделать как можно много хороших дел, научить еще не одно поколение детей. Когда у Валентины Яковлевны расспрашивали о ее судьбе, то она с горечью вспоминала все те горести, всю ту боль, которую пришлось пережить ей за годы войны. И конечно она не хотела бы, чтобы та несправедливость, случившаяся в годы Великой Отечественной войны, больше никогда не повторилась, чтобы ее детям, внукам никогда не пришлось пережить, то, что пережила она»



Тем Рихард Якубович и Фрида Лавритьевна.


«Рихард Якубович родился 29 мая 1919 года на Украине в местечке Белая Церковь. 26 июня 1940 года он был призван в армию. Служить ему пришлось в Киевской Краснознаменной гвардии. 17 июня 1941 года их построили, развернули и отправили в неизвестном направление. Пришлось им идти ночью около 150 километров на передовую. Вооружили только лопатой и патронташем. Попал он в трудармию обманом. Он вспоминает, что перед 7 ноябрем его вызвали в штаб и вручили пакет с документами, сказали, что его необходимо срочно доставить в Штаб армии. Этот день он запомнил очень хорошо, так как с этого дня изменилась вся его жизнь. В том месте, куда его отправили, были и другие военные, их было человек 200 – 300. Спустя некоторое время их погрузили в товарные вагоны и повезли в неизвестном направлении, но их везли не на запад, а на восток страны. Так он попал на шахту им. Сталина в Кемеровской области. На шахте работали военные- заключенные. Спустя пару месяцев их отправили на шахту Полосаева – 1. Там не было ни ограждения, ни охраны. Но в течении ночи бараки, в которых поместили заключенных, были обнесены забором с колючей проволокой. Люди были взяты под стражу, им никто не объяснил почему, когда другие воюют на фронте, они должны находиться здесь, под стражей. Для охраны заключенных был выделен специальный отряд солдат, в обязанности которых входила охрана заключенных. И началась другая жизнь, жизнь в заключении и работа, тяжёлая работа на шахте. Рихард Якубович проработал на шахте с 1941 года по 1956 год, 15 лет. Он до сегодняшних дней не может понять, почему к ним тогда было такое не доверие. Со слезами на глазах он вспоминает те годы. После окончания Великой Отечественной войны на шахте сняли караул, отменили комендатуру, а в 1958 году разрешили поменять место жительства. И Рихард Якубович вместе с женой, Фридой Лавритьевной, переехал жить в Украинку.

А судьба его жены это ещё одна печальная и трагическая страница в истории нашей страны. Когда сейчас смотришь на эту худенькую, хрупкую бабушку, то постоянно приходит на ум одна и таже мысль, какая это сильная женщина, и сколько же испытаний выпало на её долю.

Родилась Фрида Лавритьевна на Украине. В деревне, где она жила люди жили в достатке, постоянно с раннего утра до позднего вечера трудились на полях в садах. Её семья проживала в большом доме, держали большое хозяйство, был сад. В селе по соседству жили люди разных национальностей: русские, немцы и украинцы. В один из дней в село пришли солдаты и дали всем немцам 24 часа на сборы. Фрида Лавритьевна вспоминает, как один из солдат, увидев, что они собирают много вещей, посоветовал им взять как можно больше продуктов питания и документы. Она с благодарностью вспоминает этого солдата, его совет помог им выжить. На лошадях их привезли на станцию, погрузили в товарные вагоны и отправили в неизвестном направлении. Очень часто поезд бомбили, 40 дней пришлось ездить им на поезде, пока они не прибыли на пристань, на берегу Ишима. Затем их на пароходе по Ишиму отправили в Павлодар. Когда они прибыли к месту высадки, то все отказались сходить с парохода, так как на берегу, они увидели обессиленных и никому не нужных людей, которых отправили сюда ранее. Только после приезда машин они согласились сойти с парохода. На машинах их развезли по деревням. В деревне ее и других женщин поселили в школе. Там умер ее сын. Другие женщины ей говорили, что ей повезло, что у неё умер сын, она знает хотя бы место, где он похоронен, а они ничего не знают о своих детях. Женщин забрали в трудармию на лесоповал, а детей увезли в неизвестном направлении и они так и не узнали, что же с ними произошло. Жизнь в трудармии была очень трудной. Изо дня в день, независимо от погоды женщины рубили лес. Она вспоминает, что у них был один командир, который любил говорить: «Наши воют на фронте. А я заморю вас здесь до смерти». Кормили очень плохо, многие умирали, но женщины очень выносливы. И вот однажды Медников, один из офицеров, посоветовал им: «Пишите в Москву». Дал адрес, сам диктовал текст письма и сказал, чтобы они ничего не боялись и всё рассказали, так как есть, потому что им всё равно не чего терять. Потом, спустя несколько недель, приехали врачи со специальной комиссией, и все пришли к одному выводу – люди истощены. Как оказалось, начальник специально морил их голодом, хотя продукты государством поставлялись. С этого дня их кормили по 4 раза в день, разрешили гулять, не надо было идти на работу.

В сентябре 1945года Рихард Якубович узнал, где находится его жена, и взял «разрешение на воссоединение с семьей». Жили на шахте.. Чтобы заработать хоть немного денег плели лапти на продажу. На работе им выдавали ботинки с деревянными подошвами. В 1958 году им разрешили поменять место жительства, и они переехали жить в Украинку, здесь жила сестра Фриды Лавритьевны. Работали в колхозе, а затем совхозе. Вышли с мужем на пенсию. Стаж работы составляет более 60 лет. В нынешнее время Рихард Якубович вместе с женой, Фридой Лавритьевной живут вместе, в одном доме со своим внуком. Жизнь у них протекает спокойная, размеренная. «Пожить бы сейчас, да нет здоровья»- в один голос говорят они. Жить им здесь очень нравиться, тем более что все здесь стало таким знакомым и родным. Одна у них осталась на душе забота, чтобы жизнь их потомков была спокойной, чтобы не случилось никаких « неожиданностей».

Свежие документы:  Конспект урока по Информатике "Интернет и его основные понятия" 8 класс



Гаас Валентина Лукьянова.


«Родилась 15 июня 1934 года в Саратовской области.

Жили очень хорошо, был сад, дом, держали скот. В 1941 году ее с родителями и братом выселили из Саратовской области. На подводах их привезли на станцию и погрузили в товарный вагон. Отоплением в вагоне была одна лишь только буржуйка. Привезли их в Алтайский край. Высадили в Баланихинском районе на вокзале. Отца сразу же отправили в трудармию. Мать, сын и дочь в декабре месяце были оставлены на вокзале. Чтобы не умереть с голоду им приходилось просить милостыню на вокзале. В печке пекли картошку. Спустя несколько месяцев мать узнала, что ее сестра живет в Зональном районе в селе Михайловка, что находилось в 25 километрах от вокзала. Они решили идти туда пешком по шпалам. Дошли до станции Уткуль и остановились там на ночь. Побирались и утром шли дальше. Мать несла маленького сына на руках, а «большая» Валя должна была идти сама, исполнилось ей тогда семь лет. Так они дошли до Михайловки. Когда они уже почти подошли к селу, то встретили почтальона, а в это время ее брат заболел корью. Чтобы с братом ничего не случилось, почтальон отвез его в больницу. А Валентина Лукьянова с мамой пошли дальше в село. Там их встретила сестра со своими 4 детьми, но жить вместе они не могли, не было места. Их поселили в клубе. Им было нечего есть, они голодали, питались мерзлой картошкой, каждый день побирались. Вскоре приехал комендант и потребовал, чтобы они приехали в Бийск и зарегистрировались. Они это и сделали, затем, стали жить в Бийске в отдельной землянке. Прожив, несколько месяцев они узнали от коменданта, что есть в Бийске Вирц Лука Иванович. Его вызвали в комендатуру. В Бийске он женился и жил в бараке со своей новой женой. Отец попросил, чтобы его новая жена жила вместе с ними.

Стали жить вместе в одной землянке. Отца отпустили из трудармии по состоянию здоровья. Давали на жизнь каждому по 200 граммов хлеба на день, а отцу 500 грамм. Детям приходилось каждый день побираться. Валентина Лукьяновна запомнила, что мать почти каждый день готовила кисель из овса. Чтобы прокормить всю семью, мать пошла работать техничкой в школу. Всей семьей помогали жителям сажать картошку, за это они давали им немного картошки. Эту картошку они собирали и на следующий год посадили ее на участке при школе. В Бийске Валентина Лукьянова пошла в школу. Доучилась до 7 класса. Когда ей исполнилось 16 лет, она поехала в Барнаул поступать в медучилище, но не поступила. Здесь она работала на разгрузке вагонов, заработала немного денег и поступила на бухгалтера, выучилась и стала работать на элеваторе. Там она проработала 8 лет. Приехала в отпуск в гости к маме. Спустя пару месяцев она встретила Гаас, т.е. своего будущего мужа, они поженились и решили уехать оттуда, чтобы обосноваться в деревне. Так она и попала в Украинку, где живёт по сегодняшний день. У неё трое детей, которых она подняла одна после смерти мужа. Старший сын живёт в Омске, средняя дочь уехала в Германию, и постоянно зовёт мать к себе, но Валентина Лукьяновна не хочет, так как считает, что её родина здесь»




В настоящий момент государство пытается возмещать моральный и материальный ущерб репрессированным народам. Государство отдает им дань за все страдания и горе, нанесенные советским правительством. До 1989 года реабилитация репрессированных граждан осуществлялась судебными органами. После принятия Указа Президиумом Верховного Совета СССР « О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в 30- 40-х и начале 50-х годов» от 16 января 1989 года реабилитация стала осуществляться органами прокуратуры. 18 октября 1991 года принят закон РФ « О реабилитации жертв политических репрессий» Реабилитораванным лицам, признанными пострадавшими от политических репрессий предоставляются льготы:

— первоочередное получение жилья;

— 50 % оплата жилья в пределах социальной нормы;

— 50 % оплата за коммунальные услуги (водоснабжение, газ, электроэнергия, отопление)

— бесплатный проезд всеми видами городского пассажирского транспорта;

— 50 % оплата стоимости лекарств по рецептам врачей.

Для получения компенсаций им необходимо предъявить заявление, документ о праве на льготы. В нашем районе 458 граждан жертв политических репрессий и впоследствии реабилитированных. Все они имеют право на реализацию предоставленных им льгот и гарантий. Конечно, этими льготами не возместить всего того, что потеряли эти народы, ведь им пришлось пережить голод, страх, нищету.




Это сейчас с течением многих лет люди смогли заново переоценить политику советской власти. А в тоже время большинство граждан СССР воспринимали указ от 28 августа 1941 года как должное. Их можно понять, в стране началась война, матери отправляют на фронт своих сыновей, повсюду голод и страх за жизнь родных и свою собственную. И тут товарищ Сталин объявляет, что в районах Поволжья имеются тысячи, десятки тысяч диверсантов и шпионов среди немецкого населения, и что они скрывают в своей среде врагов советского народа и Советской власти. Последствия репрессий удручающие. Полная реабилитация пострадавших от репрессий затянулась до наших дней. Некоторые выселенные народы, ведь изгнанию подверглись не только немцы Поволжья, и сейчас не могут вернуться на свою историческую Родину, в место в места прежнего проживания. А судьбы отдельных людей вызывают на глазах слезы. Им пришлось пережить многое: голод, страх, нищету, унижения только за то, что они немцы. Во мне эти люди вызывают чувства не только жалости, но и глубоко восхищения. Меня удивляет их стойкие характеры. Они смогли достойно пережить все испытания, которые им преподнесла судьба.

9 мая 2007 года наша страна будет отмечать 62-летие Победы советского народа над фашисткой Германией, но за победу пришлось заплатить слишком большую цену. Только в нашей стране за годы репрессий умерло более 50 млн. человек. Так вот, в заключении хотелось бы сказать, что тема, затронутая в моей работе, важна и нужна будущим поколениям, чтобы та несправедливость, произошедшая в годы великой Отечественной войны, никогда не повторилась в скором будущем, чтобы ту цену, которую нашей стране пришлось заплатить, за победу не пришлось заплатить снова.






Литература.


1. «Вестник немецкой национально- культурной автономии Омской области», специальное приложение к газете «Ihre Zaitung» 2004 г. № 14, 2006 г. № 8, № 9, № 7;

2. Газета «Знамя» 2004 г., № 53, 2006 г., № 68;

3. Н. М. Зуев. «История России с древнейших времен до конца XXI в», М. 2002г.;

4. Книги памяти жертв политических репрессий. «Забвению не подлежит», 2000 г., 2001 г., 2002 г.;





Устные источники:


1. Воспоминания Бербрихт Елизаветы Адамовной местного жителя, родилась 12 февраля 1926 года;

2. Воспоминания Гаас Валентины Лукьяновы местного жителя, родилась 15 июня 1934 года

3. Воспоминания Мордовец Валентины Яковлевны местного жителя, родилась 5 октября 1946года;

4. Воспоминания Тем Рихарда Якубовича местного жителя, родился 29 мая 1919 года;

5. Воспоминания Тем Фриды Лавритьевны местного жителя, родилась ;











Забвению не подлежит. «Книга памяти жертв политических репрессий» Омск. книжн. изд.,2000г.

Газета «Знамя», № 53, 2004г, с. 5.

«Вестник немецкой национально- культурной автономии Омской области.», специальное приложение к газете «Ihre Zaitung» № 8, 2006г., с. 2.

Газета «Знамя», № 68, 2006г., с. 3.

История России с начала древнейших времен до конца XXI в. М. 2002г., с. 265.

. История России с начала древнейших времен до конца XXI в М. 2002г., с. 266.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941г. Забвению не подлежит. «Книга памяти жертв политических репрессий» Омск. книжн. изд.,2002г. с. 28-29.

Указ Президиума Верховного Совета СССР, История России с начала древнейших времен до конца XXI в М. 2002г., с. 266. М. 2002г. с. 266.

История России с начала древнейших времен до конца XXI в М. 2002г., с. 266.

Из воспоминаний Залепа В. В.

Из воспоминаний Залепа В. В.

Из воспоминаний Залепа В. В.

«Вестник немецкой национально- культурной автономии Омской области», специальное приложение к газете «Ihre Zaitung»., №14 2004г., с. 1.

Из воспоминаний Залепа В.В.

«Вестник немецкой национально- культурной автономии Омской области», специальное приложение к газете «Ihre Zaitung»., № 14 2004г., с. 1.

Из воспоминаний Бербрихт Е. А.

Из воспоминаний Мордовец В. Я.

Из воспоминаний Тем Р. Я. и Тем Ф. Л.

Из воспоминаний Гаас В. Л.

13



скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории История: