Тексты с ошибками по истории как одна из форм контроля знаний и активизации познавательной деятельности учащихся


МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

НОВООЗЁРСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА

ТАЛЬМЕНСКОГО РАЙОНА АЛТАЙСКОГО КРАЯ
















Тексты с ошибками по истории как одна из форм контроля знаний и активизации познавательной деятельности учащихся










подготовил

учитель истории

Кузьмин Юрий Викторович













Станция Озёрки 2010

План.

  1. Мания величия.

  2. Чужие тексты с ошибками.

  3. Правила составления текстов.

  4. Правила работы с текстами.

  5. Проверка и оценивание результатов.

  6. Плюсы и минусы текстов с ошибками.

  7. Немного юмора.

  8. Вывод.



Я был не только любознательным, но и весьма противным ребёнком. Проявлялась моя противность по-разному, в том числе я любил показать, что умнее всех (обычная мания величия в лёгкой форме). Проще всего это было сделать, исправляя речевые ошибки окружающих, чем я и занялся: «Нет глагола «ложить», Надо говорить «звонит», а не «звонит», «столяр», а не «столяр»» и т.д. Одноклассники давно привыкли к моим выкрутасам и не обижались, хотя и исправляться не спешили, а вскоре совсем перестали реагировать. А червячок тщеславия продолжал точить зубки… И тогда я нашёл новый объект.

Школа, где я имел удовольствие учиться, была обыкновенная, без «уклонов», но учителя в большинстве своём словесных «ляпов» не допускали, а если и допускали, то поправлять их почему-то не хотелось. Но у больших школ в университетско-пединститутовских городах есть одна особенность – каждый год с нами работало по пять-шесть практиканток (и, что интересно, ни одного практиканта) из местного Универа, (который, как выяснилось впоследствии, станет и моей альма-матер). Практикантки были разные – одни могли дать фору любому профессионалу с многолетним стажем, а вот другие… Наверное, они до сих пор вскрикивают по ночам, когда им снится умненький мальчик, который в самый неподходящий момент тянул руку и, вместо того, чтобы, как все нормальные дети, попроситься в туалет, прищурив правый глаз, невинным ангельским голоском заявлял: «А Вы ошиблись!». Класс веселился, практикантки краснели, смущались, но крыть было нечем. Может быть, кто-то из них тогда решил, что ошибся с выбором профессии, кто-то, наверняка, стал более тщательно готовиться к урокам и следить за своей речью.

«Избиение практиканток» превратилось в своего рода спорт, и каждую новую студентку я встречал, как охотник потенциальную жертву. Но классе в седьмом случился прокол, после которого я навсегда оставил эту милую привычку: поправляя практикантку, я ошибся сам. Честно говоря, до сих пор бывает стыдно, когда вспоминаю об этом. Но помню и другое, а именно – чувство интеллектуального превосходства: «Я умнее тебя. Ты ошибся, а я – нет. Я знаю, как правильно». Именно это чувство, на мой взгляд, является психологической основой применения текстов с ошибками. Кстати, сознательная ошибка учителя (понятно, чтобы ученики её тут же исправили) – один из излюбленных методов Ш.А. Амонашвили, в чём несложно убедиться, перечитав его книги, особенно «Здравствуйте, дети!».

Почему-то текст с ошибками считается прерогативой историков. Это совершенно неверно – при желании его можно использовать на любых уроках – было бы желание и элементарные литературные способности педагога. Но мои учителя, ни по истории, ни по другим предметам никогда не применяли этот метод. И всё же, я столкнулся с ним ещё в школе, когда прочёл знаменитую «Занимательную физику» Я.И. Перельмана. Единственная разница в том, что Яков Исидорович не сочинял тексты с ошибками сам, а брал классические научно-фантастические романы (Жюля Верна, Герберта Уэллса и т.п.) и разбирал их «по косточкам» с точки зрения законов физики. Кстати, это золотая жила, особенно для учителей астрономии (специалисты утверждают, что в «космической» фантастике создана какая-то альтернативная астрономия, ничего общего не имеющая с реальностью) и истории. Я не говорю о различных подходах к событиям – кому-то симпатичен Пётр I, кому-то нравится Иван Грозный, а кому-то Сталин, это, в общем, личное дело автора и читателя. Я даже не говорю о романах Дюма, который перекраивал исторические факты по своему усмотрению, но сам прекрасно ведал что творил, тем более, что исторический фон в его романах (костюмы, еда, описания дворцов, светских приёмов, манеры и менталитет людей ушедших эпох) абсолютно точен. Но читать о лихих рейдах славянской конницы (В. Иванов, «Русь изначальная») или, у В.С. Пикуля, пардон, о женской груди, торчащей из рваной панёвы (панёва или понёва (оба варианта написания равнозначны, см. Словарь Даля) – это старинная юбка)… Господи, о чём мы говорим, когда школьные учебники (!!!) грешат такими «ляпами», которые замечают даже школьники. Для примера, во «Введении в историю» для 4 класса (авторы Е.В. и А.И. Саплины) под портретом А.Г. Орлова стоит подпись «А.В. Суворов», а Стояние на Угре, оказывается, продолжалось несколько дней (на самом деле – больше месяца), есть и другие несуразности. Впрочем, прошу прощения, отвлёкся. Наболело, знаете ли…

Первый изученный мной настоящий авторский текст с ошибками принадлежит замечательному литератору и математику Владимиру Артуровичу Лёвшину. Называется эта книга «Магистр рассеянных наук». Собственно, это серия повестей, объединённых общими героями – Рассеянным Магистром (который и является источником всевозможных ошибок, причём, не только математических, но и исторических, географических и прочих) и его друзьями, которые как раз и исправляют его ошибки, но только после того, как в них попытается разобраться сам читатель. Во многом благодаря этой действительно великолепной книге, математика в моей голове постоянно боролась с историей, и хотя сейчас я основательно подзабыл теорию, мне почти не приходится краснеть перед дочерьми-старшеклассницами, просящих помочь решить задачу. Конечно, в условиях предельно сжатой программы по математике использовать данную книгу на уроках едва ли возможно, но на кружке или факультативе – пожалуйста, впрочем, так, наверное, многие делают.

Теперь о текстах исторических. Подавляющее их большинство (во всяком случае, опубликованных в профессиональной периодике или в Интернете, см. список ресурсв в конце работы) созданы так: берётся параграф учебника и кратко пересказывается, в «перевранном» виде, т.е. если в учебнике написано «белый», то в тексте – «чёрный», если «много», то «мало» и т.д. Свои первые тексты я создавал именно так. В этом нет ничего плохого, и я использую их (в кратком изложении) как составные части разноуровневых контрольных работ. И всё же, мне хотелось большего. За то, что я пошёл другим путём следует сказать огромное спасибо С.Г. Смирнову, автору «Задачников» по истории древнего мира, средних веков и Отечества. Его тексты отличаются тем, что это не сухой параграф, а вполне законченные художественные произведения, действительно интересные и талантливые. Я заимствовал принцип, но есть и разница. Смирновские тексты очень сложны, лично я, не пользуясь специальной литературой, инстинктивно «почуял» почти все ошибки, но исправить смог лишь около половины. Впрочем, автор наверняка не ставил перед собой задачу использовать свои тексты с ошибками на обычных уроках с обычными учениками. Они хороши для внеклассной работы, скажем, для исторического кружка, с большим лимитом времени на подготовку и привлечением массы справочной литературы, или для олимпиады по истории высокого уровня, где собираются суперзвёзды, своими знаниями способные заткнуть за пояс немалое число учителей, (именно такие тексты – максимально интересные и предельно сложные – регулярно используются на олимпиадах имени Ломоносова, см пункт 3 в списке ресурсов). Это замечательно, но у меня другая цель – сделать материал для текстов максимально доступным даже для среднего ученика, ведь многие моменты мы тщательно разбираем на уроках, либо нужную информацию можно почерпнуть в учебнике.

Подавляющее большинство встречавшихся мне текстов настолько насыщены ошибками, что бери любой факт – ясно, что где-то здесь ложь, думай, (причём, иногда и думать не надо, просто если читаешь «толстый», пиши «тонкий» – не ошибёшься). В моих же текстах немного не так – при изобилии ошибок многие сведения, напротив, абсолютно верны. Это, конечно, затрудняет работу, но и делает её более интересной.

Кроме того, убеждён, что одно из условий должно соблюдаться всегда, а именно: какая-то линия не должна содержать ошибок, и дети должны об этом знать, для того, чтобы от чего-то отталкиваться. Я решил, что такой линией будет хронология: в моих текстах не только принципиально не содержится неверных дат (единственное исключение – «путаница» с летоисчислением от сотворения мира и Рождества Христова, но в любом случае даты точны), но и сама последовательность событий также не содержит подвохов. Повторюсь: дети в курсе, хотя на всякий случай каждый раз об этом напоминаю.

Конечно, ошибки бывают разной степени сложности. Хотя я стараюсь соблюдать известное правдоподобие (например, глупо было бы писать, что Лжедмитрий въехал в Москву на танке), всё же, есть ошибки очевидные, заметные невооружённым глазом, которые легко находят и исправляют даже самые слабые учащиеся (например, о крестящемся мусульманине или о девушке, участвовавшей в древнегреческой Олимпиаде). Но должны быть и такие ошибки, для нахождения которых надо, кроме знаний, обладать внимательностью, даже, если угодно, чутьём. Ну вот, хотя бы: «Многие суры, а то и целые аяты Корана», «Когда скончался государь Иоанн Васильевич Четвёртый», «Ярл (с заглавной буквы в середине предложения) Биргер» и т.д.

Ну и главное правило. Тексты должны быть интересны сами по себе, иметь некий сюжет, говорящих (или думающих) персонажей, неважно, реальных или вымышленных. То есть, это, в сущности, небольшие литературно-исторические (точнее – псевдоисторические) рассказы. Конечно, я не Пушкин, но и не граф Хвостов, поэтому смею надеяться, что мои опусы всё же представляют некоторый интерес. К сожалению, с каждым годом уровень «книжности» детей становится всё ниже, они ещё готовы слушать (и способны слышать), а вот чтение для многих – каторжный труд. Кроме того, визуальный канал восприятия информации становится всё более раритетным, если раньше, два и более десятков лет назад, избитая фраза «Смотришь в книгу, видишь фигу» относилась к двум-трём «особо одарённым», то сейчас процентов семьдесят детей совершенно не воспринимают печатный текст. Что делать? Может, пора начать рисовать комиксы с ошибками? А если серьёзно – тренировать. Помаленьку, потихоньку, на уроке, при проверке домашнего задания или закреплении, по одному-двум простеньким предложениям с ошибками, сначала на слух, потом распечатанные разбирать в классе по цепочке. Вот только художественные тексты здесь не подходят, лучше всего обычный учебниковый материал.

Каким же образом я использую свои тексты? Сначала была грубая ошибка – первый текст был специально сделан для контрольного урока и распечатан в расчёте на каждого ученика. Современные дети избалованы тестами, (и я, грешный, тоже приложил к этому руку), а при тестировании можно и не думать – отвечай наугад, правильно, неправильно, но работа как бы сделана. Здесь же пришлось шевелить извилиной. Нет, многие дети, поворчав для приличия, окунулись в работу и даже почувствовали азарт, но вот некоторые… Да и что за сорок минут успеет сделать ребёнок с техникой чтения 40-50 (а бывает и ниже) слов в минуту. В общем, несколько тетрадей были девственно чисты, а ещё несколько содержали ерунду. Двойки я ставить не стал. Но на следующем уроке решил прочесть текст вслух (вообще, «разбор полётов» хоть и отнимает время, но является, на мой взгляд, необходимым), и вот неожиданный результат – многие вчерашние «неудачники» заинтересовались и находили ошибки вместе со всеми.

Теперь тексты с ошибками на весь класс я не даю. Где-то за неделю до окончания блока (а все тексты кроме Олимпийских игр именно обобщающие) раздаю их желающим, обычно таких бывает от 5 до 12 человек, они работают дома, причём использование учебников и дополнительной литературы приветствуется, хотя я и прошу, чтобы сначала сами нашли лёгкие ошибки, а лишь потом шли по библиотекам. А после зачётного урока текст читается вслух, по предложениям, причём приоритетное право высказывания принадлежит тем, кто с текстом не работал. Тетради я проверяю потом. К сожалению, ещё ни один ученик не нашёл всех ошибок, хотя были очень высокие результаты. Обычно пятёрку я ставлю за 75% найденных ошибок, четвёрку – за половину, но только желающим (ведь сама работа была добровольной), понятно, что о тройках речи нет – ведь с текстами работают только сильные ребята, которым не стоит портить отметки, тем более, бывает, что ученик просто забыл о взятом тексте – не ставить же ему за это «двойку».1

Итак, выделим положительные и отрицательные стороны текстов с ошибками. Представлю это в «таблице Робинзона».

«Плюсы»

«Минусы»

Тексты позволяют значительно повысить интерес учащихся к истории и к поисковой, исследовательской деятельности.

Работа с текстами предназначена всё же не для всех. Слабые ученики проявляют к ним столь же слабый интерес.

Работа с текстами хорошо «развивает мозги», это отличная тренировка внимания, логики, умения сопоставлять факты, делать выводы.

К сожалению, не всегда удаётся преодолеть инерцию учеников, которым просто лень выполнять хоть и интересную, но довольно трудную и кропотливую работу.


В заключение, несколько выдержек из «опусов» учащихся разных лет.

  1. У Лжедмитрия не было имени.

  2. В 1591 году не нашли царевича.

  3. Фёдор был царём Ивана Грозного.

  4. Годунов не умер.

  5. Он не был стар, вовсе не стучался и не был.

  6. Александр не выблевал шведу левый глаз.

  7. Левый глаз не помню.

  8. Твердила Иванкович был младшим братом Новгорода.

  9. Ливонский орден: Ливанский и Ливийский.

  10. Тевтонский орден: Терский, Тевтерский и Тифторский.

  11. Чудское озеро: Чутовское и Чуткое.

  12. Македонского не было, а, тем более, Македонский жил в Риме, а Рим – это маленький город.

  13. Наоборот, по бокам конец.


Таким образом, текст с ошибками является хотя и сложным для исполнения, но весьма перспективным методом проверки знаний и умений учащихся и активизации познавательной деятельности на уроках.

Для удобства в архивах представлены как сами тексты с ошибками, так и в том же архиве, но в отдельном файле, такой же текст с указанием ошибок. Может быть, Вы найдёте ошибки, которые я сам не заметил? Буду рад увидеть комментарии.




Список использованной литературы

  1. Лёвшин В.А. Магистр рассеянных наук. Любое издание.

  2. Перельман Я.И. Занимательная физика. Люое издание.

  3. Смирнов С.Г. Задачник по истории средних веков. — М.: МИРОС, 1995.


Использованные материалы и Интернет-ресурсы



  1. Бобейко Татьяна Степановна Тексты с ошибками на уроках истории

https://festival.1september.ru/articles/515911

  1. Медяева Оксана Вячеславовна Нетрадиционные методы опроса — тексты с ошибками

https://festival.1september.ru/articles/313976

  1. https://olympiads.mccme.ru/turlom

1 Некоторые забывчивые граждане заявляют, что не успели выполнить работу, но позвольте не поверить: времени даётся предостаточно. Впрочем, за это я наказываю только вербально.

Свежие документы:  Конспект урока для 4 класса "Жизнь леса. Лес – природное сообщество"

скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории История: