Конспект уроков по литературе в 11 классе «Изучение поэмы «Двенадцать» А. Блока в школе»



Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

«Многопрофильный лицей № 11 им. В.Г.Мендельсона»

г. Ульяновск





Конспект уроков по литературе в 11 классе



Тема:


« Изучение поэмы «Двенадцать» А. Блока в школе»



























20014


1. Обоснование выбора темы.


Тема для работы выбрана не случайно.

Мы живем в очень сложное, трудное время. Страна только что пережила глубокий экономический кризис, грозивший вылиться в новую революцию и гражданскую войну. В окружающем нас мире не спокойно. То тут, то там постоянно вспыхивают очаги вооруженных конфликтов, провоцируемых религиозными фанатиками. В горячих точках гибнут люди.

Готовясь к уроку, учитель думает не просто об информативной стороне дела, о передаче тех или иных знаний, а о том, как сделать эти знания нужными ученику, работающими на его развитие и воспитание.

Что такое революция? В чем смысл революции? В чем ее значение? Ее уроки? Об этом написано много произведений. И одно из самых первых – поэма А. Блока «Двенадцать». Потому что Блок – гениальный поэт, потому что он был очевидцем этих событий, потому что поэма написана по «горячим следам» революции.

Очень долгое время поэма Блока была хрестоматийным материалом советской литературы. Считалось, что произведение является ни чем иным как «гимном революции».

Но меняется время. Процессы, происходящие в обществе, пробуждают от спячки наши умы и сердца. Старые учебники уже не годятся. Возникает необходимость взглянуть на многие явления жизни с самой неожиданной стороны.

То, что, несмотря на произошедшие в нашей жизни перемены, поэма «Двенадцать» осталась в школьной программе, говорит о том, что она, действительно, имеет глубокий философский смысл, далеко не однозначна по своему содержанию.

И хотя в последнее десятилетие были предприняты попытки нового прочтения поэмы, единого мнения в оценке произведения нет, при этом ее высокие художественные достоинства никем не оспариваются.


2. Обзор литературы. Разные точки зрения на поэму.


Например, А.В.Терновский, автор статьи о Блоке в учебнике под редакцией В.В.Агеносова, широко распространенном в настоящее время в школах, считает поэму «Двенадцать» венцом «трилогии вочеловечения»: «Поэма формально не входит в блоковскую трилогию, но, связанная с ней многочисленными нитями, она стала новой и высшей ступенью его творческого пути». Хотя автор статьи и замечает, что Блок нисколько не «выпрямляет», не идеализирует своих героев. Выразители народной стихии, они несут в себе и все ее крайности. Это люди, сознающие свой высокий революционный долг (!), и в то же время в их психологии еще живы и отчетливо выражены настроения стихийной, анархической «вольницы». Убийство Катьки объясняется «неуправляемостью поступков красногвардейцев», а последующие за ним разгул и грабежи – тем, что Блок видел не только величие революции, но и ее гримасы.

В статье Терновского приводятся примеры самых различных трактовок символического блоковского Христа (Христос как символ революционера, как символ будущего, языческий Христос, старообрядческий «сжигающий» Христос, сверхчеловек, Христос как воплощение Вечной Женственности, Христос-художник и даже Христос-антихрист…), но все они, по мнению автора статьи, уводят от главного – Образ Христа позволяет поэту оправдать революцию с точки зрения высшей справедливости.

Говоря о художественном новаторстве поэмы, Терновский отмечает, что поэт «сумел отразить в поэме «музыку» тех дней, которая звучала и в нем самом». Это отразилось в ритмическом, лексическом и жанровом многоголосии поэмы. Традиционный ямб и преобладающий в поэме хорей сочетаются с разностопными модификациями классических размеров, с дольником и нерифмованным стихом. В поэме звучат мелодии марша, городского романса, частушки, революционной и народной песни, лозунговые призывы. Блок широко использует разговорную, а зачастую и сниженную, «уличную» лексику. И все это представляет органичное целое».

Эта точка зрения интересна прежде всего тем, что пытается связать поэму со всем предшествующим творчеством поэта. Она основывается на романтическом восприятии революции Блоком. И действительно, он слишком ненавидел «страшный» мир и был готов простить революции многое только за то, что она этот мир разрушит.

Такой подход к толкованию поэмы не лишен оснований и, конечно, имеет право на существование. Он во многом продолжает традиции советского блоковедения, лишь переставив акценты: Блок не воспевает революцию, но оправдывает ее.

И все же, если читать поэму внимательно, прислушиваясь к каждому слову, каждому звуку, вряд ли можно согласиться с тем, что поэт оправдывает ужасы революции.

Как пример совершенно противоположной точки зрения на поэму можно привести статью В.Поповича (Литература. Еженедельное приложение к газете «Первое сентября» №20 1997 г.). Показательно уже само название статьи: «Трагедия исторического заблуждения». Эта работа интересна тем, что в ней делается попытка понять и прокомментировать с опорой на текст поэмы, на ее художественные образы отношение автора к Двенадцати, а следовательно, и к тому миру, который они представляют.

Отмечается, что классическая цветовая символика создает резкий контраст, выражающий противостояние 2-х миров:

Черный вечер.

Белый снег.

Белый снег – символ чистоты и надежды. Но «под снежком – ледок», который символизирует зыбкость. Неустойчивость, неуверенность первых шагов в новую жизнь: лозунги и призывы революции прекрасны. Но будут ли они воплощены в жизнь? Это зависит от тех, кто будет их претворять.

Своих героев автор характеризует четко:

В зубах — цигарка, примят картуз,

На спину б надо бубновый туз!

Это их внешний облик. Внутреннее же состояние определяется словами:

Свобода, свобода,

Эх, эх, без креста!

Во второй главе трижды повторяются эти слова, показывая упоение героев безграничной свободой. Крест – двухтысячелетний символ, воплощающий принципы христианской морали, отброшен за ненадобностью.

Революция – это не только слом старого государственного аппарата, но и уничтожение всего, чем жил старый мир, отсюда и призыв «пальнуть пулей в Святую Русь – в кондовую, в избяную, в толстозадую». Трудно представить, что этот призыв принадлежит автору. В том многоголосии, которое слышится в конце первой главы, где есть лозунги, разговор проституток, крик голодного, авторская речь прослеживается, бесспорно, только в словах:

Черное, черное небо.

Злоба, грустная злоба

Кипит в груди…

Все остальные реплики безымянны, об их авторстве можно только догадываться. Они звучат на митингах, в инструкциях тех, кто послал этих «двенадцать» патрулировать улицы ночного города.

Революцьонный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Герои поэмы слышат эти слова постоянно, но значат эти слова для них пока не много, они не в состоянии уяснить себе, чем этот шаг отличается от обычного. Возникает невольно подозрение, а знают ли эти новоявленные «апостолы революции», что они собственно хотят сами, ради чего идут «вдаль».

В. Попович отмечает, что важнейшим моментом в понимании характера Двенадцати служит убийство Катьки. Катька – случайная жертва. Убить хотели Ваньку, так как он предатель. В их желании отомстить нет социального мотива; потому что гражданская война еще не началась, Ванька не является врагом революции. «Буржуем» он стал для них только потому, что сумел пристроиться в этой сумятице получше своих бывших товарищей. Есть еще и частный мотив: Петруха ревнует и готов мстить.

Блок замечательно рисует нам муки совести «бедного убийцы»: он «уторапливает шаг», «не оправится никак». Из его монолога мы узнаем, что он действительно любил Катьку, и по-своему даже сожалеет о ее смерти. Но товарищи приходят на помощь Петрухе, утешают его, указывают, что «не такое нынче время, чтобы нянчиться с тобой». Ведь для них жизнь отдельного человека ничего не стоит, когда рушится целый мир. И герой наш «замедляет торопливые шаги, он головку вскидывает, он опять повеселел».

Свежие документы:  Тема : КВН «На заоблачном Олимпе». Мифы Древней Греции»

Но настоящего веселья нет. Скучно Петрухе. Скучно его товарищам. Куда направить злую силу, хлещущую через край? И вдруг находят они истинного виновника всех их несчастий, программа действий намечена:

Ты лети, буржуй, воробушком!

Выпью кровушку

За зазнобушку…

Переложить вину на другого, на обстоятельства, которые выше человека, на социальные условия, в крайнем случае, на судьбу-злодейку, пожалеть себя, без вины виноватого, — для натур слабых, эгоистичных, низменных, единственное средство оправдания своей никчемности, жестокости, подлости. Логика их рассуждений такова: не будь «буржуя» — не было бы и социальных условий, толкнувших Катьку на панель. Что и привело ее к гибели.

Далее справедливо отмечается, что символом революции в поэме является ветер. В начале поэмы он хлесткий, злой, веселый. Но в 10 главе (после убийства Катьки) ветер буквально сходит с ума, он превращается в грозную силу, слепящую героев поэмы, протестующую силу, не приемлющую пролития безвинной крови.

Возникает ассоциация с библейским рассказом о том, как совершилось первое на земле убийство и было проклято Богом то место, где пролилась невинная кровь Авеля. Преступив через кровь, Двенадцать окончательно порывают сдерживающие их путы морали: повязанные общим преступлением, отринувшие все нормы нравственности, они идут «державным шагом» вдаль.

Герои поэмы не только не имеют в душе идеала, они не видят его: «Вьюга пылит им в очи дни и ночи напролет…», поэтому и Христос, лучший идеал, созданный человечеством, для них «невидим», но, к счастью, и «невредим» — Двенадцать стреляют в него.

Объясняя появление Христа в финале поэмы, автор статьи учитывает огромный интерес Блока к раннехристианской эпохе, его любовь к параллелизмам, стремление постигнуть современность через историю (цикл стихов «На поле Куликовом»), созвучие лозунгов революции с социализмом первых христианских общин.

Христос принес людям зерна любви и веры, из которых в сочетании с античностью выросла европейская культура. Он был провозвестником новой эпохи, революционером. Но вместо насилия как средства разрешения социальных и других проблем Он предложил людям любовь к врагам, а не только к ближним своим, терпение, непротивление злу насилием, духовное совершенство личности.

Отрекшись от «старого мира», стряхнув его прах и пролив кровь, Двенадцать безудержны в своем падении – и стреляют в Того, Кто мог бы их спасти.

«Вдаль идут державным шагом…», и эта дорога прямо в ад…

«Хотел поэт или нет – он создал далеко не оптимистическую трагедию, — подводит итог В.Попович, — потому что будущее России, ее надежда, ее культура в руках пигмеев, страшных своим невежеством, готовностью перешагнуть через любые нравственные ценности, спаянных ненавистью и злобой, осознавших свою силу».

Нужно сказать, что и эта точка зрения не лишена оснований и имеет право на существование. Но идти с ней на урок литературы – значит, отказать Блоку-поэту в гуманизме, в историческом оптимизме. И неужели только за то, что сумел предсказать гибель России, Блок назвал себя гением? Что-то не складывается.

Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно, наверное, вернуться к тексту поэмы и повнимательнее присмотреться к образу Христа, появляющемуся в финале. Христос – спаситель. И, очевидно, не только для проклятий тем, кто в него стреляет, нужен этот образ Блоку.

Как уже отмечалось, в литературоведении существует множество самых разнообразных трактовок появления Иисуса Христа в финале блоковского произведения о революции. Вызывает споры и «кровавый флаг», который вдруг оказывается у него в руках. Интересным кажется наблюдение по этому поводу Ф.М. Штейнбук, автора статьи под названием «Белый венчик Христа», опубликованной в журнале «Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР» №7 за 1990 год.

Ф.М. Штейнбук обращает внимание на то, что Христос предстает перед нами, в отличие от традиционного библейского образа, не в терновом венке, символизирующем страдание, а «в белом венчике из роз».

На основании синтаксического анализа последнего предложения поэмы автор статьи делает вывод, что с содержанием произведения образ этот логически не связан: «Предложение с упоминанием Христа пристегнуто к тексту лишь запятой; … к «кровавому флагу» он не имеет никакого отношения: если бы после слова «флаг» стояло тире, тогда перед нами было бы обычное вводное словосочетание, и «кровавый флаг» действительно принадлежал бы Христу, но после слова «флаг» стоит запятая, сигнализирующая о том, что мы имеем дело со сложносочиненным предложением, части которого связаны союзом «и». Ну и смыслом, конечно. Только смысл, которым связаны и Двенадцать, и «голодный пес», и «флаг», и Христос, заключается не в том, что Христос «в белом венчике из роз» несет «кровавое» знамя – тогда бы это было оправданием насилия, а Библейский Иисус Христос терпит насилие, но ни в коей мере не оправдывает его, а в том, что блоковский образ, хоть и « за вьюгой невидим», все же грядет, потому что он является ни чем иным как олицетворением мечты о действительно справедливом и счастливом обществе».


Так что же хотел сказать нам своей поэмой А. Блок? Какую правду донести до нас?

Поэма «Двенадцать» глубока и многозначна. Но все многообразие мнений и толкований так или иначе группируется вокруг обозначенных выше. Коротко их можно сформулировать так:

  1. Поэма «Двенадцать» — венец «трилогии вочеловечения».

  2. Поэма «Двенадцать» — изображение гибельного пути России.

  3. Поэма «Двенадцать» — пророчество о спасении России, прошедшей через ужасы революции.


Все действующие школьные программы по литературе нацеливают на осознание философской проблематики поэмы и ее художественных особенностей: своеобразие композиции, ритма, интонации, символики. И учитель, готовясь к уроку, наверное, вправе занять любую позицию, избегая, пожалуй, лишь идеологического подхода к анализу поэмы, который вызвал справедливое возмущение автора еще при жизни, о чем он и заявил в предисловии к сборнику 1921 года.

Нужно помнить, что «Двенадцать» — это не публицистическая статья, а поэма. И поэтому рассматривать ее нужно как художественное отражение жизни. Она наполнена многозначной символикой, различными зрительными и особенно слуховыми впечатлениями и ассоциациями. Сквозь черную мглу действительности поэт напряженно вслушивается в происходящее, силясь распознать в хаотическом гуле разрушений будущую гармонию. В «Двенадцати» Блок-романтик, рисуя картину освежающего вихря революции, неожиданно сталкивается с Блоком-реалистом, понимающим, вслед за Достоевским, что «свобода…без креста» таит в себе много опасностей и соблазнов.

Сумеет ли нравственно устоять человек, когда его уже ничто, освященное традициями, не сдерживает и ему «все дозволено»? Не будет ли вместе с кремлями, дворцами, картинами, книгами разрушен и сам человек, разрушена культура, ее «вечные формы» — «кремли в сердце», «цари в голове», и все отнимется – «вместе с сердцем и с головой»?

Вот какие вопросы должны унести старшеклассники с урока. И постараться понять поэму как предсмертное пророчество гениального художника, сумевшего опередить время и предсказать грядущее.


3. Изучение поэмы А.Блока «Двенадцать» в школе

Организовать работу по изучению поэмы на уроке можно по-разному. Многообразие мнений в оценке произведения — благоприятная почва, например, для литературного диспута. Можно создать условия для самостоятельной исследовательской работы, адресовав учащихся не только к школьным учебникам, но и к другой, доступной для них дополнительной литературе, в которой содержатся альтернативные точки зрения.

Как один из возможных вариантов предлагаю свой урок, который разработан в соответствии с педагогической технологией В.В. Монахова (см. приложение). Представленный урок – «Музыка революции» в поэме А.Блока «Двенадцать» — входит в систему уроков по теме: «Судьба Родины в произведениях А.Блока и С.Есенина». Творчество поэтов объединено, потому что учебные темы, посвященные изучению произведений А.Блока и С.Есенина небольшие, кроме того, несмотря на различия, у поэтов есть общее – это их огромная любовь к Родине и тревога за ее судьбу. Нужно заметить, что подчиненность одной общей теме не означает, что на уроках мы совсем не будем говорить, например, о «Стихах о Прекрасной Даме». Творчеству раннего Блока посвящается отдельный урок. Но отбор материала к урокам должен быть нацелен именно на решение главной проблемы, вынесенной в название системы уроков.


Урок, посвященный изучению поэмы «Двенадцать», — третий (продолжительность урока – 90 минут, т. е. он состоит из 3-х тридцатиминуток, которые представляют собой этапы урока, характеризующиеся смысловой законченностью и определенным видом деятельности учителя и учеников). На этом уроке должна быть достигнута вторая микроцель системы уроков, а именно: учащиеся должны понять суть блоковского понимания революции.

Определить, усвоен ли учебный материал, поможет предложенная в конце урока письменная самостоятельная работа (диагностика).


Домашнее задание к уроку:

«стандарт» 1. Прочитать поэму «Двенадцать», найти в ней лозунги, частушки, элементы

просторечия.

2. Составить цитатную характеристику «старого» и «нового» мира.

«хорошо» 3. Сравнить Христа Блока и традиционный библейский образ.

«отлично» 4. Найти темы, образы, символы, которые связывают поэму

с предшествующим творчеством Блока.

1. Вступительное слово учителя.


Предчувствуя «неслыханные перемены, невиданные мятежи», в дневниках 17 года Блок продолжает размышлять о России, о ее судьбе, о народе.

Итогом этих размышлений является статья «Интеллигенция и революция» — один из первых откликов на октябрь 17 года. В этой статье поэт дает свое понимание революции. Он принимает революцию восторженно. Почему?

( Революция – это конец «страшного» мира ).

Поэтому, оправдывая разгром барских усадеб, расстрел Кремля, призывает «всем телом, всем сердцем, всем сознанием» — слушать «музыку революции».

Однако эта статья не только обращение к творческой, мыслящей части русского общества, но и попытка, видимо, заглушить те сомнения, которые появляются у поэта, интуитивно почувствовавшего другую, темную сторону революции.

Ненависть к «старому миру» и установка на то, что революция – это хорошо, потому что без нее старое, ненавистное само не уйдет из жизни, не дают подняться тем росткам сомнения, которые не исчезают и после написания статьи, — поэтому опять к перу, к бумаге, но уже не к теоретическим рассуждениям о том, что было, кто виноват, а к стихии творчества, где поэт чувствует себя как рыба в воде.

Что же хотел сказать нам поэт своей поэмой? О чем не договорил в статье?


2. Подготовка к восприятию поэмы. История написания.


Поэма написана в январе 1918 года. Первая запись автора о ней сделана 8 января. 28 числа «Двенадцать» вчерне доработаны. 29 января Блок записывает в дневнике: «Сегодня я – гений». Во всем наследии поэта, весьма строгого к себе, это единственная самооценка такого рода.

На современников Блока поэма произвела двойственное впечатление, так как резко отличалась от всех созданных им произведений.


Сообщения учащихся, подготовленные дома.


Маяковский отмечал: «Поэмой зачитывались и красные и белые (те и другие считали, что Блок с ними). Красные растащили по страницам и расклеили лозунгами по заборам. Белые хвалили за то, что красноармейцам «на спину б надо бубновый туз»


Известен положительный отзыв о поэме Луначарского и совет: «…но читать их («Двенадцать») не надо (вслух), потому что в них восхваляется то, что мы, старые социалисты, больше всего боимся».


Резко отрицательный отклик Бунина: «Блок задумал воспроизвести народный язык, народные чувства, но вышло нечто совершенно лубочное, неумелое, сверх всякой меры вульгарное».

При одном упоминании «Двенадцати» Бунин вскипал гневом, считая поэму концом Блока-поэта.


К.Чуковский записал следующий разговор М.Горького с Блоком: «Горький сказал ему, что считает его поэму сатирой. «Это самая злая сатира на все, что происходило в те дни». «Сатира?» — спросил Блок и задумался. «Неужели сатира? Едва ли. Не думаю… Не знаю.


А что услышите в поэме вы?


3. Чтение поэмы учителем.


4. Беседа по вопросам:


Узнали ли вы в «Двенадцати» знакомого вам Блока?

(С трудом. Блок – певец Прекрасной Дамы, великолепный лирик, утонченный стилист. И вдруг – «Катька толстоморденькая», Ванька, Сукин сын и т.д.)


Какие перемены в нем произошли?

(Язык поэмы простой, без литературного изыска. В поэме звучат интонации марша, городского романса, частушки, народной песни, лозунга. Широко используется разговорная и даже сниженная, грубая, «уличная лексика).


Почему? Зачем это было нужно?

(чтобы передать новое содержание – «музыку революции»)


В чем связь поэмы с предшествующим творчеством Блока?

( Поэт продолжает размышлять о судьбе России, в поэме звучит тема возмездия «старому миру»; встречаются образы-символы: ветер, снег, дорога, стихия и т.д.)



5. Практическая работа с текстом (составление опорной схемы-конспекта)


В: Если бы вы были художниками, в какой технике (живопись, графика, акварель)

выполнили бы иллюстрации к поэме?

( Именно графика позволяет передать резкую контрастность черного и белого цвета).


Так увидел Блок революцию. Контраст между черным и белым цветом выражает противостояние двух миров – старого и нового.


В тетрадь: старый мир ↔ новый мир


В: Как изображен «старый» мир? Его представители? Какие определения позволяют

выявить отношение Блока к «старому» миру? Какое это отношение?


В тетрадь: старый мир

черный вечер

арушка, как курица

барыня в каракуле

писатель-вития

долгополый поп

буржуй, безмолвный,

как вопрос

. ↓

старый мир, как пес безродный

изображение ироничное

(будущее?)

Нет будущего!

Новый мир рождается из образа снега и ветра. Цвет – белый. Это символ чистоты и надежды. Но «под снежком – ледок». А это – зыбкость, неустойчивость, неуверенность первых шагов в новую жизнь, неопределенность пути.


В: Кто герои нового мира?

( 12 красногвардейцев)


Но, характеризуя их, поэт тоже использует черный цвет! (?)

( черная злоба – святая злоба) → изображение неоднозначное!


В тетрадь: новый мир

белый снег (надежда, чистота)

НО под снежком – ледок…(осторожно!)

и черная злоба, святая злоба


12

В: Какими мы видим Двенадцать?

(Униженные и оскорбленные, народные мстители)


В: Через какие слова передается сочувственное отношение к Двенадцати?


В тетрадь: Эх ты, горе-горькое,

Сладкое жить!,

Рваное пальтишко,

Австрийское ружье!


В: Что настораживает в Двенадцати?


В тетрадь: В зубах — цигарка, примят картуз.

На спину б надо бубновый туз!

Свобода! Свобода!

Эх, эх, без креста!

Двенадцать должны «воплотить задуманное» (?) «Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью».

(см. ст. «Интеллигенция и революция»).


Они понимают важность и величие той миссии, которая на них возложена (?)


В тетрадь: идут державным шагом


Рефреном звучат слова:

Революцьонный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!


В: Но кто оказывается реальным врагом Двенадцати в поэме?

(старушка, барыня в каракуле, писатель, поп, буржуй безмолвный, пес голодный –

это, скорее, осколки прошлого)

В: А как понимать:

«Пальнем-ка пулей в Святую Русь» (?) → сама Святая Русь – враг ?


А самое страшное, что красивыми лозунгами прикрываются самые низменные человеческие страсти – зависть, ревность, жадность. Этим был безобразен старый мир.


В: За что хотят отомстить Двенадцать Ваньке?

Ванька с Катькой в кабаке

У ей керенки есть в чулке…


Ванюшка сам теперь богат.

Был Ванька наш, а стал солдат


Ну, Ванька, сукин сын, буржуй…


В: Чувство, которое испытывают Двенадцать к Ваньке?

(обычная зависть!)

В: А что в итоге?

Ты будешь знать

Как с девочкой чужой гулять!

(т.е. самая обыкновенная ревность!)


А на деле все оказывается еще отвратительнее. Погибает-то как раз та самая Катька, из-за которой и бушуют страсти.


В: Как оценивают ее смерть Двенадцать?


Лежи ты, падаль, на снегу.


В: А в чем ее вина?

( Хотела жить и жила, как хотела… В общем-то жертва случайная)


В: Это понимает Петруха?

Загубил я, бестолковый,

Загубил я сгоряча…


. Это нормальное человеческое чувство, чувство сожаления, раскаяния в содеянном, ибо совершить преступление и остаться человеком, не покаявшись, не приняв на себя наказание, нельзя. ( Вспомните Достоевского)


В: Но как оценили это чувство Петрухи остальные?


Ишь, стервец, завел шарманку.

Что ты, Петька, баба что ль?…

Потяжеле будет бремя…


В глазах Двенадцати это нарушение революционной дисциплины. Нельзя, не время каяться – нельзя быть человеком (?) Двенадцать переступили через кровь, потому что великая цель оправдывает все средства. Жизнь человеческая ничего не стоит по сравнению с мировой революцией.

В: Может ли с этим согласиться поэт? Что подсказывает нам образный строй поэмы?


Образ ветра является композиционным стержнем поэмы. Это символ революции. Революция у Блока (?) – стихия! Сначала ветер – хлесткий, злой, веселый. Но в 10 главе (после убийства Катьки) ветер буквально сходит с ума (?)


Снег воронкой завился,

Снег столбушкой поднялся…


В тетрадь: ветер → вьюга → пурга, метель.


Метель – многозначный образ-символ в русской литературе:

  1. очистительная стихия;

  2. бесовское, сатанинское начало.

Оба этих значения присутствуют в поэме. Но какое из них выходит на первый план после убийства Катьки? → бесовское, сатанинское, злое!

В тетрадь: убийства, грабежи…

Идут без имени святого…

Ко всему готовы, ничего не жаль.


В: Каким же видится будущее нового мира?

Итак, старый мир безобразен и жалок, он рушится, но каков будет новый?

Контуры нового мира только намечаются в виде художественных образов.


В тетрадь: Двенадцать должны нести людям надежду, свободу, равенство, счастье…

А несут (?) смерть, грабежи, беззаконие.


По Блоку, старый мир, мир сытых и равнодушных обречен, но «без креста»,

без «имени святого» у России тоже нет будущего.

→ Поэтому в поэме не мог не появиться образ Христа.



Образ Христа – ключ к пониманию поэмы. Очень спорный образ, если смотреть на него с политических позиций. (Ни красных, ни белых в финале поэмы он не устраивал!)

Сам поэт, казалось, недоумевал… Вот запись из дневника Блока:

«Почему он? Не знаю. Пригляжусь внимательно вперед, вдаль и вижу, что он». → подсознательный выбор?!


Образ Христа в финале поэмы о революции – своеобразная загадка Блока. Существуют самые разные, противоречивые трактовки его в литературоведении. В советском литературоведении долгое время считалось, что Христос в конце поэмы – символ святости революционного дела.

Современники Блока:

С.Н.Булгаков предположил, что в метели Блоку под видом Христа явился Антихрист.

М.Волошин: «Не Христос ведет красногвардейцев, а они его конвоируют».


В: Что же на самом деле означает этот образ в финале поэмы Блока?

Каков Христос в поэме? Чем он отличается от традиционного библейского?

Вспомним, библейский Христос – заступник за униженных и оскорбленных, спаситель человечества, искупил грехи человеческие своей кровью → на голове его терновый венец.


В: Каким вы его себе представляете? → ( Он мученик, страдалец)


В: А Христос Блока какой? (Текст!)


Нежной россыпью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз…


→ Христос Блока другой! Он появляется из метели, снежной круговерти:


…За вьюгой невидим

И от пули невредим…


Его видят только поэт и читатели, он нематериален, соткан из снежной россыпи, это, скорее, видение, мечта о светлом, прекрасном, справедливом обществе.


В тетрадь: Образ Христа – олицетворение мечты о справедливом и счастливом обществе.

А кровавый флаг – напоминание о жертвах революции, потому что спасение

возможно только через покаяние. Солдаты революции должны вернуть себе

Человеческое лицо, вернуться к утраченным нравственным ценностям, к Богу.

И пусть не в настоящем, но в будущем, после нескончаемой смертельной

пурги обязательно конечное спасение.


В: Так «безумья иль надежды весть» увидел в революции поэт?


В тетрадь: Будущее России – не старый мир. Будущее в двенадцати красногвардейцах,

которые должны увидеть Христа. В этом смысл заглавия поэмы. Если убрать

Христа в финале – становится страшно! Нарушается зыбкое равновесие между

добром и злом в поэме. Верх берет бесовская стихия. И тогда нет будущего.

Россия летит прямо в ад!


Подведем итоги.


Услышали ли вы «музыку революции» в поэме? Какая это музыка? Подберите эпитеты.

Мелодичная, нервная, спокойная, резкая, убаюкивающая, импульсивная, мятежная, грозная, тревожная, гармоничная, злая.


А вот как услышал «музыку революции» Д. Шостакович.

Предлагается прослушать фрагмент IV части 11 симфонии, посвященной революции 1905 года. Созвучна ли эта музыка «Двенадцати»?


В тетрадь: «Двенадцать» — не гимн и не проклятие революции. Это грозное

предупреждение, предсмертное трагическое пророчество Блока о будущем

спасении России, которая должна пройти через ужасы революции.




Диагностика (ответить на вопросы):


«Стандарт» 1. В чем новизна содержания и языка поэмы ?

2. Что не принимает Блок в «старом» и «новом» мире?


«Хорошо» 3. Почему в поэме о революции появляется образ Христа?


«Отлично» 4. Составьте словарь образов – символов поэмы.



Общий вид схемы-конспекта.


старый мир ↔ новый мир

черный вечер В белый снег (надежда!)

↓ Е НО «под снежком ледок…»

↓ Т ( осторожно!)

старушка, как курица Е

барыня в каракуле Р черная злоба, святая злоба

писатель – вития

долгополый поп ↓ 12

буржуй, безмолвный,

как вопрос… В В зубах цигарка, Горе-горькое.

↓ Ь Примят картуз, Сладкое житье

старый мир, Ю на спину б надо Рваное пальтишко

как пес безродный. Г Бубновый туз… Австрийское ружье

А


Эх, эх, без креста! В даль идут

Державным шагом

Изображение ироничное П Пальнем-ка пулей

↓ У В Святую Русь! Должны нести

Р

НЕТ БУДУЩЕГО! Г Справедливость,

А Убийство Катьки, свободу, грабежи, разгул счастье

Без имени святого…

Ко всему готовы,

Ничего не жаль…


БУДУЩЕЕ ?


Образ Христа !


Примечание:

Схема оформляется на доске учителем и в тетрадях учащихся постепенно, по ходу урока.


Литература




  1. А.Блок. Избранное. Книга для ученика и учителя. М.: Олимп. Издательство АСТ 1996 г.


  1. Александр Блок в воспоминаниях современников. М.: Худ. лит., 1980



  1. Александр Блок в портретах, иллюстрациях и документах. Сост. А.М. Гордин. Под ред. В.Н.Орлова. Пособие для учителя. Л.: Просвещение, 1972


  1. Смола О.П. «Черный вечер. Белый снег…» Творческая история и судьба поэмы Александра Блока «Двенадцать». М.: Наследие, 1993



  1. Иванова Е.В. Об эволюции Блока после Октября в поэме «Двенадцать». Литература в школе.1993 г. № 3


  1. Русская литература XX века.11 кл.: Учеб. для общеобразоват. учебн.заведений. – В 2 ч.Ч.1/ В.В.Агеносов и др.; Под ред. В.В.Агеносова. – 3-е изд. – М.: Дрофа, 1998



  1. Штейнбук Ф.М. «Белый венчик» Христа». Перечитывая поэму А.Ьлока «Двенадцать». Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР.1990 г. № 7.


  1. Попович В. Трагедия исторического заблуждения. Литература. Еженедельное приложение к газете «Первое сентября». 1997 г. №20.



  1. Программно-методические материалы. Литература. 5-1 кл./ Сост. Т.А.Калганова. – 5-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2002.









14


скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории Литература: