Внеклассный урок литературы в 9 классе «Историческая память в поэме Д.Кедрина «Зодчие»


Внеклассный урок литературы в 9 классе «Историческая память в поэме Д.Кедрина «Зодчие»



Выполнила: Асеева Инна Владимировна, учитель русского языка и литературы МКОУ «Зуевская основная общеобразовательная школа» Солнцевского района Курской области.

Тема:

Тип урока: урок внеклассного чтения

Форма урока: аналитическая беседа.

Цели урока:

Познавательная: знать содержание поэмы Д.Кедрина «Зодчие»; уметь выделять проблемы, поднятые автором в произведении; определить художественное своеобразие произведения, роль выбора темы исторической памяти в литературе 30-х годов.

Развивающая: совершенствовать монологическую речь, умение анализировать поэтический текст, сравнивать, делать выводы; развивать ассоциативное мышление, творческое воображение; формировать коммуникативную компетенцию обучающихся; способствовать развитию креативного мышления, культуры общения и речи.

Воспитывающая: воспитывать личность самостоятельную, творческую, духовно-нравственную, прививать любовь к Родине.



Эпиграфы:


Настоящее России более чем великолепно, а прошлое удивительно.

В.Белинский


Прошлое страстно глядится в будущее.

А.Блок


Используемый материал:

«История государства российского» Н.М.Карамзина, репродукция картины В.Васнецова «Царь Иван Васильевич Грозный», тексты поэмы «Зодчие», портрет поэта Д.Б.Кедрина, презентационное сопровождение (слайды).

Межпредметные связи:

история, живопись, русский язык.

Ход урока.

  1. Оргмомент.

Сообщение учителя о теме, форме его проведения. (Слайд 1)

— Какова цель нашего урока?


  1. Изучение нового материала.

  1. Слово учителя


-Сегодняшний урок мне хотелось бы начать со строчек знаменитой «Истории государства российского» Н.Карамзина (слайд 2):

«Он имел разум превосходный, не чуждый образования и сведений, соединённый с необыкновенным даром слова; хвалился с милостью и щедростью, обогащая любимцев достоянием опальных бояр и граждан, хвалился правосудием, карая вместе, с равным удовольствием, и заслуги и преступления; хвалился духом царским, соблюдением державной чести, велев разрубить присланного из Персии в Москву слона, не хотевшего стать перед ним на колена, и жестоко наказывал бедных царедворцев, которые смели играть лучше державного в шашки или в карты… и если иго Батыево унизило дух россиян, то, без сомнения, не возвысило его царство Иоанново».

Эти слова как нельзя лучше характеризуют образ Ивана Грозного, ставший центральным в поэме Д. Кедрина «Зодчие», которую вы прочитали дома.


2) Вопросы классу :

— Понравилось ли вам это произведение?

— Чем поразила вас эта поэма?

— Созвучна ли она словам Н.М.Карамзина?


3) Наблюдения над репродукцией картины В.Васнецова

«Царь Иван Васильевич Грозный» (слайд 5)


Вопрос классу:

— Удалось ли авторам изобразить дух того времени, сложный облик Ивана Васильевича, прозванного Грозным? (Приложение 1)

Сообщение ученика:

— Картина «Иван Васильевич Грозный» была закончена Васнецовым в 1897 году. На полотне узкого вертикального формата Иван Грозный представлен во весь рост, так, что зритель как бы оказывается где-то внизу. Среди толпы, к которой спускается царь, и поэтому вынужден смотреть на него снизу вверх. Что придаёт изображению особую значимость и величие. Как в жёсткий надёжный футляр, фигура царя облачена в тяжёлую, глухо застёгнутую, тканную золотом ферязь, в узорчатые рукавицы и чоботы, унизанные жемчугом. И в этой своей варварской пышности, с резным посохом, властно зажатым в жилистой руке, он кажется неким языческим божеством, неотъемлемым ни от этих испещрённых причудливым узором стен и арки, покрытой орнаментом, ни от этого едва виднеющегося в полукруглом пролёте окна пейзажа древней Москвы, полного сказочного обаяния. Эта щедрая декоративность, логическая слитность облика Ивана Грозного с окружающим миром древней столицы привносят в картину нечто от народных песен и сказов о грозном царе. Но если задержать взгляд на лице, мы увидим не только символ безраздельной власти, подобно жуткому видению, перешагнувшему века и пришедшему в этот мир,- перед нами предстаёт человек, терзаемый множеством страстей, натура неистовая и противоречивая. Глядя на лицо васнецовского Грозного, вспоминаешь образ, созданный Ф.Шаляпиным в «Псковитянке». Сам Васнецов утверждал, что в психологическом углублении портрета царя ему помогло поразительное перевоплощение Шаляпина.


4) Сообщение подготовленного ученика-

историческая справка (приложение 2).

Историческая справка

Иван 4 – известная личность в русской истории. Его реформы позволили шагнуть Росси далеко вперёд, встать в ряд с более развитыми западными странами.

Заслуга Ивана Грозного была, во-первых, в присоединении Астраханского и Казанского ханств, во-вторых, в принятии нового судебника 1566 года, в-третьих, в присоединении Западной Сибири и знаменитом походе Ермака, а также в отмене Юрьева дня и строительстве нового Кремля.

Иван 4, прозванный в народе Грозным, остался знаменитым как государственный деятель благодаря этим важнейшим реформам.


Вывод: Иван Грозный в истории знаменит не только как

«грозный» государь, но и реформатор, преобразователь, выдающаяся историческая личность.


    1. Слово учителя (слайд 6 ) :

Обратимся к произведению, одним из главных героев которого будет и Иван Грозный.

В основу поэмы Д.Кедрина «Зодчие» положена легенда, одно из преданий о строительстве прекрасного памятника русского зодчества- храма Василия Блаженного, воздвигнутого в честь победы над татарами, и поражающем своей жестокостью приказе Ивана Васильевича. За этой поразительной историей кроется очень глубокий смысл. Наша задача- разобраться в идее этого произведения, написанного в эпоху начала культа личности Сталина.

-Почему поэт обратился к эпохе Ивана Грозного? Какое звучание приобрела поэма? Я предлагаю вам ответить на эти вопросы в ходе нашего урока.


— Что за личность был её автор, Д.Б. Кедрин?

6) Сообщение подготовленного ученика о биографии Д.Б.Кедрина (слайд 7)

Приложение 3 (см. «Дополнительные материалы к уроку).

7) Словарно-лексическая работа (слайд 6) :

-зодчество-искусство строительства зданий;

-зодчий— строитель, архитектор;

— смерд— в Древней Руси крестьянин-земледелец.


8)Выразительное чтение поэмы Д.Кедрина «Зодчие»

(слайды 8, 9,10)

(учитель или подготовленный ученик(-и)).


9)Аналитическая беседа с учащимися по тексту поэмы (тексты перед каждым учеником)

-Какое впечатление производит поэма?

— Прокомментируйте название поэмы.

(От старославянского здати – “создавать, строить”. Однокоренные слова: здание, созидать, зиждитель, создание).

-Удалось ли автору передать дух той далёкой эпохи 16 века?

— При помощи каких средств?

(Автор использует множество историзмов и архаизмов: «изразцовая печка», «посконные рубахи», «торговая площадь», «смерды», «тать» и другие — для передачи особенностей быта и духа того времени.)

-Какими словами называет автор царя?

(Благодетель, государь, Иоанн Четвёртый, царь, но ни разу Иоанн Грозный.) Почему?

— В каких случаях он называет его благодетелем? (Примеры из текста: когда решает построить храм и когда задумывает испытать строителей.)

-Какой смысл придаёт автор в первом и во втором случае?

( В первом- отношение народа к царю, во втором- горькая ирония автора.)

-А какими автор рисует зодчих?

(«Двое безвестных владимирских зодчих, двое русских строителей, статных, босых, молодых».)

-Как проявляется отношение зодчих к своему труду?

(«Мастера выплетали узоры из каменных кружев, выводили столбы и, работой своею горды, купол золотом жгли, кровли крыли лазурью снаружи и в стрельчатые башни вставляли чешуйки слюды».)

-Случайно ли поэма называется «Зодчие», а не «Иван Грозный»?

(Нет, так как главный герой поэмы- народ, автора волнует именно его судьба.)

— Основной композиционный прием – антитеза. Что противопоставлено в поэме?

(Добро – зло; царь – мастера; храм – торговая площадь, повседневная жизнь.)

-Что противопоставляется красоте храма? (Поступок царя.)

-Каким словом называет это автор? (Срам.)

Обратимся к толковому словарю под редакцией С.И.Ожегова:

(слайд 11,12)

Срам-, -а (-у), м. Позор, стыд. Стыд и с.! Какой с.! Уйти от срама. С. смотреть ( стыдно смотреть).











Как вы понимаете это слово?

Какой художественный приём лежит в основе этих понятий: красота и срам? (Контраст.)

Какую задачу художника позволяет выполнить этот приём? (Подчеркнуть главную мысль произведения.)

В чем смысл образа храма? В чем его ценность?

(Храм, а значит, искусство, противостоит злу и бездуховности, напоминают об этом запретные песни гусляров.)

-Какой завет человеку, что он человек, пробуждает все лучшее в нем. Символ бессмертия искусства.)

Что победило: добро или зло?

(Добро торжествует – храм стоит века, несет добро грядущим поколениям. Нравственный человеческий закон, который он воплощает, выше любой власти. Все это знает, может оценить народ, о чем свидетельствует момент, по-вашему, является кульминационным? Перечитайте его ещё раз.

(От:

А как храм освятили,

То с посохом, в шапке монашьей

Обошёл его царь …



До:

И тогда государь

Повелел ослепить этих зодчих…)



— Вернёмся к нашим вопросам, которые мы задали в начале урока: разобраться в идее этого произведения, написанного в эпоху начала культа личности Сталина.

-Почему поэт обратился к эпохе Ивана Грозного?

— Какое звучание приобрела поэма?


Слайд 13 (портрет И.Сталина)

10) Развёрнутые ответы учеников ( приложения 4, 5)

1) Первый ученик

-Каждый человек воспитывается в культурной среде, сложившейся на протяжении веков, вбирая в себя не только современность, но и прошлое своих предков. Прошлое – это та почва, на которой мы стоим и , отталкиваясь от которой, идем в будущее. А это прошлое, духовный опыт народа запечатлен в улицах и площадях, домах и парках, храмах и книгах, картинах и скульптурах. Необходимо все это бережно сохранять и беречь, постоянно пополняя этим свой духовный мир.

Д.С.Лихачев, известный деятель современной культуры, считает, что “если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, он, как правило, равнодушен и к своей стране”.

Писатели и поэты помогают нам это понять. Например, поэт Дмитрий Кедрин.

История родины – главное в творчестве поэта. Он обращается к прошлому, чтобы показать истоки настоящего, талантливость народа, красоту его души. Кедрин показывает, что одной из черт народного характера является красота и способность создавать прекрасное вопреки жестоким условиям, в которых жил народ.

О многом нас заставил подумать, много почувствовать проникновенный, умный, чуткий поэт:

Слайд 14

Не вымоюсь водою

И тканью не утрусь,

А нынешней бедою

Сплотится наша Русь!


2) Второй ученик.

А вот что сказал о Дмитрии Борисовиче Кедрине, поэте и человеке, его друг Кайсын Кулиев:



В заснеженном посёлке Подмосковья

мы сиживали часто, коротая

досуг в домишке из сосновых бревён,

и вслушивались в завыванье вьюги.

Его густые волосы сбегали,

пересекая лоб открытый слева.

Как были тонки и подвижны пальцы!

Он голову откидывал при чтенье,

он отличался лёгкою походкой,

он радовался, как дитя, пороше.

Я помню — он любил смотреть подолгу

на снег, свалившийся на плечи леса.

Когда читал он вечером метельным,

России сердце в тех строках стучало,

я видел битвы на равнинах снежных

и ощущал себя их очевидцем…

Смерть меднохвостой огненной лисицей

выглядывала из лесу и снова

скрывалась.

Мы же не подозревали

(хотя сосновый бор был близко, близко!),

что на снегу нетронутом, конечно,

она следы незримо оставляла.

В те дни глядели мы не на лисицу,

а в песен чистые глаза гляделись.

Какое дело было нам до смерти!

Ушёл вослед лисице меднохвостой

мой друг с безоблачным и добрым сердцем.

Что делать! Уходящий за лисицей

уже не возвращается обратно:

его пути заносит снег глубокий,

а расстоянья поглощают голос.

Вступают смерть и память в поединок,

но друга память уступить не хочет!

Поэзия спешит на бой со смертью,

поэзия бросает смерти вызов,

стихи кричат: — Не отдадим поэта!

Когда из жизни он ушёл, планета

мне показалась холодней, суровей.

Обычно это происходит с нами,

когда теряем близких безвозвратно.

Всю силу дружбы — крепости алмаза —

оставьте мне, Поэзия и Память!..

11) Заключительное слово учителя

Литературовед Александр Ратнер пишет в своей статье «Ах, медлительные люди, вы немного опоздали…»:

-Существуют две тайны, связанные с именем поэта Дмитрия Борисовича Кедрина, – тайна рождения и тайна смерти. Женщина, которую он в конце жизни стал называть матерью, была его тётушкой; фамилия, которую он носил, принадлежала его дядюшке.

Дедом Дмитрия Кедрина по материнской линии был вельможный пан Иван Иванович Руто-Рутенко-Рутницкий, проигравший своё родовое имение в карты. Человек крутого нрава, он долго не женился, а в сорок пять выиграл в карты у своего приятеля его дочь Неонилу, которой было пятнадцать лет. Через год по разрешению Синода он женился на ней. В браке она родила пятерых детей: Людмилу, Дмитрия, Марию, Неонилу и Ольгу.

Все девушки Рутницкие учились в Киеве в институте благородных девиц. Дмитрий в восемнадцать лет кончил жизнь самоубийством из-за несчастной любви. Мария и Неонила вышли замуж. С родителями остались старшая дочь Людмила, некрасивая и засидевшаяся в девушках, и младшая – прелестная, романтичная, любимица отца Ольга.

Чтобы выдать замуж Людмилу, Иван Иванович не пожалел ста тысяч приданого. Мужем Людмилы стал Борис Михайлович Кедрин – в прошлом военный, за дуэли выдворенный из полка, живущий на долги. Молодые переехали в Екатеринослав.

После отъезда Кедриных Ольга призналась матери, что беременна. Причём неизвестно, сказала ли она, кто отец ребенка, или нет. А мать, зная крутой нрав и вздорность мужа, сейчас же отослала Ольгу к Неониле в город Балту Подольской губернии. Неонила отвезла сестру в знакомую молдавскую семью, неподалеку от Балты, где Ольга родила мальчика. Было это 4 февраля 1907 года.

Неонила уговаривала мужа усыновить ребёнка сестры, но тот, боясь осложнений по службе, отказался. Тогда Ольга поехала к Кедриным в Юзово. Боясь гнева отца и позора, она оставила ребёнка в молдавской семье, где у мальчика была кормилица. Ольге удалось уговорить Бориса Михайловича Кедрина усыновить её ребенка, и здесь же, в Юзово, точнее, на Богодуховском руднике, предшественнике нынешнего Донецка, за большие деньги поп окрестил ребёнка, записав его сыном Бориса Михайловича и Людмилы Ивановны Кедриных. В момент крестин мальчику было уже около года. Назвали его Дмитрием – в память о рано ушедшем из жизни брате Ольги и Людмилы.

Вспоминая свою жизнь, Кедрин с фронта писал: «Кроме детства у человека нет ничего радостного».

В 1931 году Кедрина потянуло в Москву, где ранее уже обосновались его днепропетровские друзья-поэты М. Светлов, М. Голодный и другие. Кто знает, как сложилась бы его жизнь, если б он не переехал в столицу, где начались все тяготы и унижения, главными из которых были постоянная бытовая неустроенность и невозможность издать книгу стихов. .С грустным и тревожным настроением Кедрин однажды записал в дневнике, обращаясь к жене: «А мы с тобой обречены судьбою в чужом дому топить чужую печь». И в этой обстановке он умудрялся быть гостеприимным хозяином, писать изумительные стихи Отвергнутые произведения Кедрин складывал в стол, где они пылились до очередного приезда друзей, его верных слушателей и ценителей. Он работал не покладая рук, получал гроши, во всём себе отказывал.
Шли годы, а книги всё не было. Он говорил жене: «Поэт хотя бы изредка должен издаваться. Книга – это подведение итога, сбор урожая. Без этого невозможно существовать в литературе. Непризнание – это фактически медленное убийство, толкание к пропасти отчаяния и неверия в себя».

На фронт Кедрин рвался с первых же дней войны, но высокая близорукость держала его в тылу, где ему было невероятно трудно и как мужчине, и как поэту. Все на фронте, а он… Однако, предвидя ход событий с достоверностью историка, Кедрин сражался и в тылу. Арсенал его оружия был весьма разнообразным – песня и сказка, героический эпос и классическая поэзия. А в мае 1943 года, добившись своего, он отправляется на Северо-Западный фронт в красноармейскую газету «Сокол Родины».

В августе 1945 ода Кедрин вместе с группой писателей уезжает в командировку в Кишинёв, который поразил его своей красотой и напомнил Днепропетровск, юность, Украину. Он решил по приезде домой всерьёз обсудить с женой возможность переезда в Кишинёв. Перед отъездом из него на базаре Кедрин купил большой кувшин с мёдом, который в поезде разбил кто-то из его попутчиков. Едущая на соседней полке простая женщина сказала Кедрину: «Ну, мил человек, быть беде. Плохо, коли кувшин со сладким разбиваешь, особо, ежели – с мёдом».

(Слайды 15,16 )

15 сентября 1945 года возвращающегося из Москвы Кедрина какие-то дюжие молодцы чуть не столкнули под электричку. Хорошо, что люди отбили. А через три дня он не вернулся из Москвы. Нашли его рано утром 19 сентября 1945 года неподалёку от железнодорожной насыпи на мусорной куче в Вешняках. Экспертиза установила, что несчастье произошло накануне, примерно в одиннадцать часов вечера. Как поэт оказался в Вешняках, почему он приехал на Казанский вокзал, а не на Ярославский, при каких обстоятельствах погиб – остаётся загадкой. На память приходит последняя строфа его стихотворения «Глухарь»:

Может, так же в счастья день желанный,

В час, когда я буду петь, горя.

И в меня ударит смерть нежданно,

Как его дробинка – в глухаря.

«В конце 70-х годов, – вспоминает дочь Кедрина Светлана Дмитриевна, – в мытищинскую газету «Путь к победе» пришло письмо от бывшего «лагерника», который писал, что находился в лагере вместе с поэтом Дмитрием Кедриным, умершим весной то ли 1946, то ли 1947 года. Новая легенда стала обрастать подробностями. Да и я сама немало размышляла об этом.

Во-первых, в морге маме показали только фотографию, по которой она узнала папу. Во-вторых, ни она, ни мы с братом не видели папу мёртвым. А видели его только товарищи в морге.

В маминых записях недавно я вычитала, что гроб на кладбище не открывали.

Могила Дмитрия Кедрина на Введенском кладбище Узнав о письме бывшего «лагерника», мама твёрдо сказала мне: «Знай, Светлана, что могила твоего отца – на Введенском кладбище. Пусть это знают твои дети, внуки и все, кто любит поэзию твоего отца.

Сейчас, когда вскрыты преступления, совершённые во времена сталинизма, не остается сомнения, что поэт Дмитрий Кедрин явился жертвой культа.

Дмитрий Кедрин перешагнул вместе с нами в двадцать первый век из века двадцатого, в котором в один из самых страшных годов, в 1937-м, он мужественно и, как всегда, великолепно написал (слайд 17) :

Жить вопреки всему! Жить вопреки обидам

И счастью вопреки, что от тебя бежит!

Жить грязным червяком! Жить нищим инвалидом!

И всё же, чёрт возьми, не умирать, а жить!


ЗАДАНИЕ НА ДОМ

  1. Подготовить отзыв о поэме Д.Кедрина «Зодчие».

  2. Написать в тетради по литературе о проблеме исторической памяти на примере поэмы Д.Кедрина «Зодчие».

  3. Индивидуальные задания:

— прочитать поэму «Конь» Д.Кедрина;

— подготовить презентационный материал к исследовательскому проекту «Прошлое страстно глядится в будущее» (группа учеников).

Литература к уроку

https://45parallel.net/dmitriy_kedrin/

https://www.lgz.ru

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — https://www.rusinst.ru 


Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Русский язык, 1988.

Альманах «45-я параллель»//Днепропетровск.- 2009, №1.

Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. –М.: Русский язык, 2000.

Светлана Кедрина. Жить вопреки всему. // Составление, предисловие А. Ратнера. – Днепропетровск:  Монолит, 2006. –368 с., ил.











Приложение 1

— Картина «Иван Васильевич Грозный» была закончена Васнецовым в 1897 году. На полотне узкого вертикального формата Иван Грозный представлен во весь рост, так, что зритель как бы оказывается где-то внизу. Среди толпы, к которой спускается царь, и поэтому вынужден смотреть на него снизу вверх. Что придаёт изображению особую значимость и величие. Как в жёсткий надёжный футляр, фигура царя облачена в тяжёлую, глухо застёгнутую, тканную золотом ферязь, в узорчатые рукавицы и чоботы, унизанные жемчугом. И в этой своей варварской пышности, с резным посохом, властно зажатым в жилистой руке, он кажется неким языческим божеством, неотъемлемым ни от этих испещрённых причудливым узором стен и арки, покрытой орнаментом, ни от этого едва виднеющегося в полукруглом пролёте окна пейзажа древней Москвы, полного сказочного обаяния. Эта щедрая декоративность, логическая слитность облика Ивана Грозного с окружающим миром древней столицы привносят в картину нечто от народных песен и сказов о грозном царе. Но если задержать взгляд на лице, мы увидим не только символ безраздельной власти, подобно жуткому видению, перешагнувшему века и пришедшему в этот мир,- перед нами предстаёт человек, терзаемый множеством страстей, натура неистовая и противоречивая. Глядя на лицо васнецовского Грозного, вспоминаешь образ, созданный Ф.Шаляпиным в «Псковитянке». Сам Васнецов утверждал, что в психологическом углублении портрета царя ему помогло поразительное перевоплощение Шаляпина.






Приложение 2

Историческая справка

Иван 4 – известная личность в русской истории. Его реформы позволили шагнуть Росси далеко вперёд, встать в ряд с более развитыми западными странами.

Заслуга Ивана Грозного была, во-первых, в присоединении Астраханского и Казанского ханств, во-вторых, в принятии нового судебника 1566 года, в-третьих, в присоединении Западной Сибири и знаменитом походе Ермака, а также в отмене Юрьева дня и строительстве нового Кремля.

Иван 4, прозванный в народе Грозным, остался знаменитым как государственный деятель благодаря этим важнейшим реформам.
















Приложение 3

Кедрин Дмитрий Борисович

Кедрин Дмитрий Борисович (4 февраля 1907, Берестово-Богодуховский рудник — 18 сентября 1945) — русский советский поэт, переводчик.

Родился в 1907 году в донбасском посёлке Берестово-Богодуховский рудник в семье железнодорожного бухгалтера, мать была секретаршей в коммерческой школе. Рано осиротев, Кедрин получил хорошее домашнее образование благодаря бабушке-дворянке, которая ввела его в мир народного творчества, познакомила с поэзией Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шевченко. Учился в Днепропетровском железнодорожном техникуме (1922—1924).

В 1923, бросив учебу в техникуме, начинает работать в газете, пишет стихи, увлекается поэзией и театром. Печататься Дмитрий Кедрин начал в 1924 году. К концу 1920-х порывает с определенными тенденциями «железной поэзии» Пролеткульта, в его стихах ощущается тенденция к эпичности и историзму («Смертник», «Казнь», «Прошение»). В 1929 Дмитрия Кедрина арестовывают.

В 1931, после освобождения, Кедрин переехал в Москву, работал в заводской многотиражке и литконсультантом при издательстве «Молодая гвардия». Кедрин был тайным диссидентом в сталинское время. Знание русской истории не позволило ему идеализировать годы «великого перелома». Строки в «Алене Старице» — «Все звери спят. Все люди спят. Одни дьяки людей казнят» — были написаны не когда-нибудь, а в годы террора. В 1938 Кедрин создает шедевр русской поэзии XX в. — поэму «Зодчие», поэтическое воплощение предания о строителях храма Василия Блаженного, под влиянием которого Андрей Тарковский создал фильм «Андрей Рублев». Единственный прижизненный поэтический сборник Кедрина «Свидетели» вышел в 1940-м и был жестко урезан цензурой. Одним из самых значительных произведений Кедрина является замечательная стихотворная драма «Рембрандт» (1940) о великом голландском художнике. В истории его интересовали не князья и вельможи, а люди труда, творцы материальных и духовных ценностей. Особенно Дмитрий Кедрин любил Русь, так самородку-строителю Федору Коню — посвящена поэма «Конь» (1940).

В начале Великой Отечественной войны Кедрин, освобожденный по зрению от воинской службы, добивается назначения корреспондентом фронтовой авиационной газеты «Сокол Родины» (1942—1944). Историко-патриотическая тема преобладает в поэзии Кедрина и в годы войны, когда он создает поэмы «Дума о России» (1942), «Князь Василько Ростовский» (1942), «Ермак» (1944) и др. В войну Кедрин заявляет о себе и как крупный поэт-лирик: «Красота», «Аленушка», «Россия! Мы любим неяркий свет», «Мне все мерещится поле с гречихой…». Он начинает создавать поэму о женщинах трагической судьбы — Евдокии Лопухиной, княжне Таракановой, Прасковье Жемчуговой. Все отчетливее в его стихах звучат православные мотивы.

В творчестве Дмитрия Кедрина наряду с песенными стихами о природе много публицистики и сатиры, и стихотворений повествовательных, часто исторического содержания. В его ясных и чётких стихах, где умело соблюдена мера в образном воссоздании духа и языка прошедших эпох, отражены страдания и подвиги русского народа, подлость, свирепость и произвол автократии. Многие стихи Дмитрия Кедрина были положены на музыку. Кедрину принадлежит также множество поэтических переводов с украинского, белорусского, литовского, грузинского и других языков. Его собственные стихи так же переводились на украинский.

По возвращении с фронта Кедрин замечает за собой слежку. Предчувствие беды не обмануло поэта. 18 сентября 1945 Дмитрий Кедрин трагически погиб под колесами пригородного поезда возле Тарасовки (по некоторым данным он был выброшен из тамбура электрички). Похоронен в Москве на Введенском кладбище.


Приложение 4

Каждый человек воспитывается в культурной среде, сложившейся на протяжении веков, вбирая в себя не только современность, но и прошлое своих предков. Прошлое – это та почва, на которой мы стоим и , отталкиваясь от которой, идем в будущее. А это прошлое, духовный опыт народа запечатлен в улицах и площадях, домах и парках, храмах и книгах, картинах и скульптурах. Необходимо все это бережно сохранять и беречь, постоянно пополняя этим свой духовный мир.

Д.С.Лихачев, известный деятель современной культуры, считает, что “если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, он, как правило, равнодушен и к своей стране”.

Писатели и поэты помогают нам это понять. Например, поэт Дмитрий Кедрин.

История родины – главное в творчестве поэта. Он обращается к прошлому, чтобы показать истоки настоящего, талантливость народа, красоту его души. Кедрин показывает, что одной из черт народного характера является красота и способность создавать прекрасное вопреки жестоким условиям, в которых жил народ.

О многом нас заставил подумать, много почувствовать проникновенный, умный, чуткий поэт:

Приложение 5

К. Кулиев ПАМЯТИ ДМИТРИЯ КЕДРИНА

В заснеженном посёлке Подмосковья
мы сиживали часто, коротая
досуг в домишке из сосновых бревён,
и вслушивались в завыванье вьюги.
Его густые волосы сбегали,
пересекая лоб открытый слева.
Как были тонки и подвижны пальцы!
Он голову откидывал при чтенье,
он отличался лёгкою походкой,
он радовался, как дитя, пороше.
Я помню — он любил смотреть подолгу
на снег, свалившийся на плечи леса.
Когда читал он вечером метельным,
России сердце в тех строках стучало,
я видел битвы на равнинах снежных
и ощущал себя их очевидцем…
 
Смерть меднохвостой огненной лисицей
выглядывала из лесу и снова
скрывалась.
         Мы же не подозревали
(хотя сосновый бор был близко, близко!),
что на снегу нетронутом, конечно,
она следы незримо оставляла.
В те дни глядели мы не на лисицу,
а в песен чистые глаза гляделись.
Какое дело было нам до смерти!
 
Ушёл вослед лисице меднохвостой
мой друг с безоблачным и добрым сердцем.
Что делать! Уходящий за лисицей
уже не возвращается обратно:
его пути заносит снег глубокий,
а расстоянья поглощают голос.
 
Вступают смерть и память в поединок,
но друга память уступить не хочет!
Поэзия спешит на бой со смертью,
поэзия бросает смерти вызов,
стихи кричат: — Не отдадим поэта!
 
Когда из жизни он ушёл, планета
мне показалась холодней, суровей.
Обычно это происходит с нами,
когда теряем близких безвозвратно.
Всю силу дружбы — крепости алмаза —
оставьте мне, Поэзия и Память!.. (1945—1948)
 


Приложение 6

Кедрин Дмитрий Борисович
Зодчие



Как побил государь

Золотую Орду под Казанью,

Указал на подворье свое

Приходить мастерам.

И велел благодетель, —

Гласит летописца сказанье, —

В память оной победы

Да выстроят каменный храм.

И к нему привели

Флорентийцев,

И немцев,

И прочих

Иноземных мужей,

Пивших чару вина в один дых.

И пришли к нему двое

Безвестных владимирских зодчих,

Двое русских строителей,

Статных,

Босых,

Молодых.

Лился свет в слюдяное оконце,

Был дух вельми спертый.

Изразцовая печка.

Божница.

Угар и жара.

И в посконных рубахах

Пред Иоанном Четвертым,

Крепко за руки взявшись,

Стояли сии мастера.

«Смерды!

Можете ль церкву сложить

Иноземных пригожей?

Чтоб была благолепней

Заморских церквей, говорю?»

И, тряхнув волосами,

Ответили зодчие:

«Можем!

Прикажи, государь!»

И ударились в ноги царю.


Государь приказал.

И в субботу на вербной неделе,

Покрестясь на восход,

Ремешками схватив волоса,

Государевы зодчие

Фартуки наспех надели,

На широких плечах

Кирпичи понесли на леса.


Мастера выплетали

Узоры из каменных кружев,

Выводили столбы

И, работой своею горды,

Купол золотом жгли,

Кровли крыли лазурью снаружи

И в свинцовые рамы

Вставляли чешуйки слюды.


И уже потянулись

Стрельчатые башенки кверху.

Переходы,

Балкончики,

Луковки да купола.

И дивились ученые люди,

Зане_ эта церковь

Краше вилл италийских

И пагод индийских была!


Был диковинный храм

Богомазами весь размалеван,

В алтаре,

И при входах,

И в царском притворе самом.

Живописной артелью

Монаха Андрея Рублева

Изукрашен зело

Византийским суровым письмом…


А в ногах у постройки

Торговая площадь жужжала,

Торовато кричала купцам:

«Покажи, чем живешь!»

Ночью подлый народ

До креста пропивался в кружалах,

А утрами истошно вопил,

Становясь на правеж.


Тать, засеченный плетью,

У плахи лежал бездыханно,

Прямо в небо уставя

Очесок седой бороды,

И в московской неволе

Томились татарские ханы,

Посланцы Золотой,

Переметчики Черной Орды.


А над всем этим срамом

Та церковь была —

Как невеста!

И с рогожкой своей,

С бирюзовым колечком во рту, —

Непотребная девка

Стояла у Лобного места

И, дивясь,

Как на сказку,

Глядела на ту красоту…


А как храм освятили,

То с посохом,

В шапке монашьей,

Обошел его царь —

От подвалов и служб

До креста.

И, окинувши взором

Его узорчатые башни,

«Лепота!» — молвил царь.

И ответили все: «Лепота!»

И спросил благодетель:

«А можете ль сделать пригожей,

Благолепнее этого храма

Другой, говорю?»

И, тряхнув волосами,

Ответили зодчие:

«Можем!

Прикажи, государь!»

И ударились в ноги царю.


И тогда государь

Повелел ослепить этих зодчих,

Чтоб в земле его

Церковь

Стояла одна такова,

Чтобы в Суздальских землях

И в землях Рязанских

И прочих

Не поставили лучшего храма,

Чем храм Покрова!


Соколиные очи

Кололи им шилом железным,

Дабы белого света

Увидеть они не могли.

Их клеймили клеймом,

Их секли батогами, болезных,

И кидали их,

Темных,

На стылое лоно земли.


И в Обжорном ряду,

Там, где заваль кабацкая пела,

Где сивухой разило,

Где было от пару темно,

Где кричали дьяки:

«Государево слово и дело!» —

Мастера Христа ради

Просили на хлеб и вино.

И стояла их церковь

Такая,

Что словно приснилась.

И звонила она,

Будто их отпевала навзрыд,

И запретную песню


Про страшную царскую милость

Пели в тайных местах

По широкой Руси

Гусляры.


1938



Свежие документы:  Реферат на тему «Смех древней комедии»

скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории Литература: