Классный час «Самое нежное слово мама» 7 класс


Республика Адыгея

МБОУ « Основная общеобразовательная школа №25»


Г. Майкоп









Классный час


«Самое нежное слово мама»


(для уч-ся 7 классов)



















Учитель: Бардюг И. М.








Цель: формирование необходимых моральных ориентиров, включающих так называемые простые нормы нравственности, а также высшие социально-нравственные качества.


Форма: беседа.

Оформление: « Мама!

Самое прекрасное слово на земле — мама».

Яковлев. Ю.


Оборудование: книга «Моя Родина» Ю. Яковлева,- «Мама». С. 3-6. 1989г.;

журнал «Саранские Епархиальные Ведомости» — «Чудесные

случаи на дорогах войны». Л. Чернова, с. 71-74. № 2. 2005г.


Содержание классного часа.

1.Орг. момент.

Сегодня наш классный час мы посвятим «маме». Это первое слово, которое произносит человек, и оно звучит на всех языках мира одинаково нежно.

Я не случайно выбрала эту тему. Сейчас в вашем возрасте вы стремитесь быть независимыми, принимать самостоятельно решения и порой не прислушиваетесь к советам и пожеланиям ваших мам. Можете нагрубить, уйти от разговора хлопнув дверью. Тем самым вы причиняете мамам боль, заставляете их плакать, зная, что мама всегда простит. Ведь у мамы самое доброе и чуткое сердце – в нём никогда не гаснет любовь.

2. Беседа.

У советского писателя Юрия Яковлева есть рассказ «Мама», я попрошу вас его послушать.

Чтение рассказа: «Мама…Закрой глаза и прислушайся. И ты услышишь мамин голос. Он живёт в самом тебе, такой знакомый, родной. Его не спутаешь ни с одним, ни с другим. Даже когда станешь взрослым, всегда будешь помнить мамин голос, мамины глаза, мамины руки.

Мама…Ты, маленький, ещё не умел говорить, она понимала тебя без слов. Угадывала, что ты хочешь, что у тебя болит. Мама учила тебя говорить, ходить…Мама прочла тебе первую книгу. От неё ты узнал, как зовут птиц: воробей, ласточка, синица. Узнал, что у каждого цветка есть имя: ромашка, василёк, Иван –да – Марья .

Мама принесла домой сухую веточку и поставила её в воду. Вскоре безжизненная веточка зазеленела. А потом на ней появились светло – лиловые цветы. Вся веточка покрылась цветами.

— Что это? – удивлённо спросил ты.

И мама ответила:

— Багульник.

На улице шел снег. Мама протянула руку и поймала снежинку. На шерстяной варежке снежинка не таяла. Ты посмотрел и снова увидел чудо. Ты думал, что снежинка – крохотный пушистый комочек, а она оказалась красивой, ровной звёздочкой. Ты наклонился, чтобы лучше рассматривать белую звёздочку, дохнул на неё, и она исчезла. На варежке осталась капелька воды. Первую снежинку помогла тебе увидеть мама.

Каждый день моего детства был связан с мамой. Озабоченная и радостная, спокойная и печальная, она всегда была рядом. Она вела нас с сестрой через трудную жизнь, создавала нам на наше пути тёплые, незамерзающее течение.

Я запомнил маму седой и усталой, а, говорят, она была красивой. Большие задумчивые глаза, ровные тёмные брови, длинные ресницы. На высокий лоб спадали дымчатые волосы. Такой я видел её на старой, выцветшей фотографии –

молоденькая сестра милосердия, красный крестик на белом платке.

До сих пор слышу мамин негромкий голос, неторопливые шаги, ощущаю бережное прикосновение её рук, шершавое тепло платья на её плече.

Я не когда не называл свою мать «мамой» — для неё у меня было другое слово: мамочка. Даже став большим, я не мог изменить этой привычке. Пытался произнести «мама», но помимо моей воли с губ срывалось всё тоже ласковое, детское – «мамочка». У меня отросли усы, появился бас. Я стеснялся этого слова и на людях говорил его чуть слышно.

Последний раз я произнёс его на мокрой от дождя платформе, у красной солдатской теплушки под звуки тревожных гудков паровоза, под крик команды «по вагонам!». Я не знал, что навсегда прощаюсь с мамой. Не знал, что с мамой вообще можно проститься навсегда. Я шептал «мамочка» ей на ухо, чтобы никто не слышал, и, чтобы никто не видел моих слёз, вытирал их о её волосы. Но, когда поезд тронулся, — не выдержал. Забыл, что я мужчина, солдат, что вокруг множество людей, я высунулся из вагона и сквозь грохот колес, сквозь бьющий в глаза ветер, закричал: — Мамочка! Мамочка…Но она уже не слышала.

Это было накануне войны. Я был коротко пострижен, но военную форму ещё не получил. Мне тогда было 18 лет.

Мама погибла во время блокада Ленинграда леером 1942 года.

Мамы нет. Но любовь к ней живёт в моём сердце, словно она существует, только где-то далеко, так далеко, что письма не доходят. Она всегда есть. Я слышу её голос. Её шаги…

И когда я задаю себе вопрос: с чего начинается любовь к Родине? – ответ оказывается простым и естественным – с любви к матери. Не потому ли мы называем нашу Родину – мать».

— И он прав. Действительно всё самое дорогое для нас мы называем матерью: Родина – мать, Россия – матушка, мать – сыра земля, Волга – матушка. Любовь матери настолько велика, что может творить чудеса.


Вопрос классу: «Верите ли вы в это и можете привести примеры из жизни?»

(ответы учащихся).

— В годы ВОВ нашему народу пришлось пережить самое страшное. Но наши деды смогли победить, подарили мир человечеству. А дома их ждали, молились за них их мамы. Сколько сынов спасли материнские молитвы! Скольким силы придали – не перечесть.

Вашему вниманию предлагаю несколько историй о «чудесах» материнской любви.

История первая: «Элладий Константинович Бутин был человеком

интересным, Интеллигентным в полном смысле этого слова. Он почетный гражданин города Нерчинска Читинской области. В пятидесятых годах он и моя мама работали вместе в школе, от него как – то я и услышала этот рассказ. В 41-м году часть, в которой служил Элладий Константинович, попала в окружение.

— Не могу сказать, где это было, но только места вокруг были лесистые и болотистые. Положение было отчаянным.

— Сижу я под сосной, — рассказывал Элладий Константинович, — тишина кругом, только ветер в вершинах чуть шумит, пахнет разогретой за день смолой, умирать не хочется, в плен ещё больше не хочется. Вспомнил дом родной, отца, маму, сестру, брата, о жене. Загрустил…Я в то время, конечно же, давно неверующим был, а тут сама собой молитва с губ сорвалась: «Господи, помилуй нас, — шепчу, — Пресвятая Богородица, спаси нас». Вдруг вижу, из лесу женщина выходит в черной одежде, в черном платочке, высокая и строгая, подходит к нашему командиру и говорит:

— Пойдёмте за мной, я вас выведу.

И так это она сказала, что поверили ей все и пошли. А она идет прямо к болоту, командир за пистолет схватился

— А, ты погубить нас хочешь, в топи утопить!

Женщина повернулась, посмотрела на него ясно и говорит тихо:

— Иди, сыночек, не бойся, по моим следам иди и не утонишь.

Смотрю я, и волосы у меня на голове зашевелились и озноб по коже: идёт она, а трава под ней не приминается. Только не страшно мне, а как – то торжественно стало, и пошли мы за ней. Долго шли по болоту, и вышли в наши тылы. Мы все в тине да в воде, а она и ног не замочила. Вывела нас, поклонилась в пояс и ушла. Кто бы, что мне не говорил, только я стой поры и доныне считаю, что спасла нас, по молитвам матерей наших, Царица Небесная. Вот такая история».

История вторая: «Вот ещё рассказ, в поезде услышанный. Подвыпивший пожилой человек его рассказал.

«Мать у меня была, что и говорить…Мать и есть мать. Похоронил я её, от того и

выпивший, не серчайте. Любила она меня очень, жалела, один сын я у неё был,

остальные девки. На фронт пошёл в 41-м, я росточку не большого был, меня подсаживать пришлось, чтоб я в кузов забрался. Мать меня всё крестила и плакала. Воевал как все, труса не праздновал, а через год меня контузило сильно – лежу. Встать не могу, Всё кругом плывёт. Сколько я так лежал – то, и не знаю, только под вечер смотрю, идут с автоматами немцы. Один ко мне направился, встал надо мной, глядит, и я на него гляжу, усмехнулся он, автомат вскинул. Ну, думаю, смерть моя пришла. И вдруг слышу голос матери моей: «Сынок. Родненький мой» — и вижу: склоняется она надо мной, телом меня своим прикрывает…

Очнулся я в госпитале. Прошил меня немец так аккуратно, что ни кость, ни внутренний важный орган ни один не задел, мамонька моя меня прикрыла, не дала ему меня убить.

Уж после войны, как домой пришёл, рассказал я про этот случай, а сестра мне и говорит: «Мы с мамой в церкви были, молились. Потом дамой пришли, по дороге мама как вскрикнет: «Лёня! (меня Леонидом зовут) Родненький мой», — снопом повалилась. В себя пришла и говорит: «Лёню нашего ранили». Было это в тот самый день и в тот самый час, как немец меня из автомата расстреливал. Вот оно, сердце материнское…Эх, что и говорить!»

Больше тридцати лет прошло, а я всё не могу забыть того пьяненького мужичка, ехавшего с похорон своей матери, и вспоминавшего, как своей молитвой и любовью спасла она ему жизнь в лихую военную годину»

3. Итог.

Вывод для себя из сегодняшней беседы сделайте сами. В заключение стоит вспомнить слова Зои Воскресенской: «И сколько бы ни было тебе лет – пять или пятьдесят, — тебе всегда нужна мать, её ласка, её взгляд. И чем больше твоя любовь к матери, тем радостнее и светлее жизнь».



скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории Педагогика: