Конспект урока по литературе в 11 классе «Тёмные аллеи И. А. Бунина …» (Жизнь и творчество И. А. Бунина. Сборник «Тёмные аллеи»)


Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

«Кировский лицей»

г. Киров Калужской области




конспект урока по литературе

в 11 классе



«Тёмные аллеи И. А. Бунина …»


(Жизнь и творчество И. А. Бунина. Сборник «Тёмные аллеи»)








Подготовила

учитель русского языка и

литературы

Блохина Елена Викторовна


















«Тёмные аллеи И. А. Бунина …»

(Жизнь и творчество И. А. Бунина. Сборник «Тёмные аллеи»)


(2 часа)


Тип занятия: ролевая игра.

  1. Автор. Задача: передать мысли и чувства, волнующие писателя в момент работы над произведением.

  2. Биографы. Задача: воссоздать основные моменты биографии И.А. Бунина.

  3. Литературовед. Задача: воспроизвести историю создания цикла, обобщить идейно-художественные особенности рассказов.

  4. Критики. Задача: показать идейно-художественные особенности произведения.

  5. Читающая публика. Задача: рассказать о своих впечатлениях (анализ рассказов).


Рассказы, предложенные для анализа:

«Руся» «Муза» «Барышня Клара»

«Поздний час» «Кума» «Железная шерсть»

Холодная осень» «Начало» «Солнечный удар»

«Таня» «Речной трактир» «В Париже»

«Натали» «Мадрид» «Генрих»


Пусть я живу мечтою бесполезной, —

Туманный и обманчивый мечтой, —

Ищу я в этом мире сочетанья

Прекрасного и тайного, как сон.

Люблю ее за счастие слиянья

В одной любви с любовью всех времен.

Все рассказы этой книги только о любви,

о её «темных и чаще всего мрачных и

жестоких аллеях».

И.А. Бунин


Женщины мне кажутся чем-то

загадочным. Чем более изучаю их, тем

менее понимаю.

Г. Флобер




В апреле 1922 года, уже эмигрантом, Бунин написал строки, обращенные будто к далеким летам, но проникнутые живой скорбью прощания с Родиной:

У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.

Как бьется сердце, горестно и громко,

Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом

С своей уж ветхою котомкой!

I. Биограф.

В Париже, где поселились Бунины, находилось немало русских писателей, художников, меценатов, приехавших сюда в разное время после Октября 1917 года.

Бунины были тепло приняты в среде писателей-эмигрантов. На первых порах они часто посещали Толстых, Куприных, принимали участие в литературных чтениях. Вскоре по приезде Иван Алексеевич, с целью заработка, прочел лекцию. Через несколько месяцев дал вечер, познакомив слушателей (около 200 человек) со своими стихами и рассказами. Успех был огромный. Материально жизнь кое-как устраивалась. Даже появилась возможность снять собственную квартиру. Но все эти и другие факты и на малую долю не определяли его внутреннее бытие. Оно по-прежнему было мучительным, если не трагическим.

II. Биограф.

В тяжелую пору Второй мировой войны, когда он жадно следил за ходом великой битвы, развертывавшейся на Востоке, уже в голодном Грасе он записывает:

Автор.

«Живу, конечно, очень и очень плохо, — одиночество, голод, холод и страшная бедность – все, что осталось от премии, блокировано и все отношения с моими издателями теперь уже совершенно прерваны. Вера Николаевна пережила тяжелую болезнь (язва желудка), худа до ужаса, мое здоровье тоже надломилось… Дни протекают в великом однообразии, в слабости и безделии. Года полтора тому назад написал в очень короткий срок целую книгу новых рассказов, теперь только изредка берусь за перо – руки отваливаются: зачем и для кого писать?»

В ночь с 8 на 9 мая 1944 г.

«Час ночи. Встал из-за стола – осталось дописать несколько строк «Чистого понедельника». Господи, продли мои силы для моей одинокой, бедной жизни в этой красоте и в работе!»

III. Биограф.

Только творчество в этих условиях спасало Бунина, давало возможность уйти от ужаса войны «в другой мир, где не льется кровь, где не сжигают живьем». Более восьми лет – с 1937 по 1945 год – писатель работал над книгой «Темные аллеи». Это единственная в русской литературе книга, в которой все сорок рассказов – о любви. В письме к Н.А. Тэффи 19 мая 1944 года Бунин писал:

Автор.

«Вся эта книга называется по первому рассказу – «Темные аллеи», — в котором героиня напоминает своему первому возлюбленному, как когда-то он все читал ей стихи про «темные аллеи» («Кругом шиповник алый цвел, стояли темных лип аллеи») – и все рассказы этой книги только о любви, о ее «темных» и чаще всего мрачных и жестоких аллеях».

Откроем заседание нашего круглого стола. Предоставим слово критикам.

Цикл рассказов, составивших книгу «Темные аллеи» явился центральным событием бунинского творчества последних лет. Это единственная в своем роде книга в русской литературе, где все о любви. О любви в самых различных ее оттенках, о неисчерпаемости и индивидуальной неповторимости чувства, возникающего между мужчиной и женщиной. И любовь может быть самой разной, самой неожиданной.

Господа критики, какой вы увидели любовь, показанную И.А. Буниным?

  • Поэтическое возвышенное переживание («Руся», «Поздний час», «Холодная осень»);

  • противоречивое жестокое чувство («Муза»);

  • просто чувственное влечение («Кума», «Начало»);

  • необузданный животный инстинкт, яростная страсть («Барышня Клара», «Железная шерсть»);

  • автор не умалчивает о самых сильных телесных наслаждениях. Они прекрасны, поэтичны, когда рождены любовью, чистой и естественной страстью («Таня»);

  • случайность, даже порой легкомысленность первых объятий, вызванных жарким чувственным порывом («Солнечный удар»).

Литературовед.

Бунин считал книгу «Темные аллеи» «самой совершенной по мастерству». «Думаю, — писал он, — что это самое лучшее и самое оригинальное, что я написал в жизни, — и не один я так думаю». Критик Г.В. Адамович увидел в книге прежде всего ее светлую, жизнеутверждающую сторону. Он писал: «Всякая любовь – великое счастье, даже если она и не разделена. Оттого от книги Бунина веет счастьем, оттого она проникнута благодарностью к жизни, к миру, в котором при всех его несовершенствах счастье это бывает».

В сборник вошло 40 произведений. Что, на ваш взгляд, кроме общей темы объединяет все рассказы?

  • Действие почти всех рассказов происходит в дореволюционной России, а если вне ее – то с русскими людьми, одинокими и неприкаянными и сохранившими Россию в своей душе.

  • Все рассказы «Темных аллей» ведутся в прошедшем времени. «В ту далекую пору он тратил себя особенно безрассудно…» («Таня»). « … Он не спал, лежал, курил и мысленно смотрел в то лето» («Руся»). «В то лето я впервые надел студенческий картуз» («Натали»).

  • В другом случае эффект минувшего передан более тонко, в «Чистом понедельнике»: «Каждый вечер мчал меня в этот час на вытягивающемся рысаке кучер…», «мы оба были богаты, здоровы, молоды…», а в конце уже определенно: «В четырнадцатом году, под Новый год, был такой же тихий, солнечный вечер, как тот, незабвенный…» Всюду речь о том, что удержала человеческая память.

  • Бунин пишет об одиноких людях и обычных жизнях. Но именно поэтому прошлое, осененное юными, сильными чувствами, рисуется поистине звездным часом, сливается с запахами, звуками, красками природы.

В таком «обрамлении» любовь воспринимается частью большого гармоничного мира, соответственно ему непреодолимой, вечной в своей правде, но всегда переживаемой человеком как открытие. Все, что прямо не касается ее, сведено в рассказах к минимуму, нередко герои безымянны, лишены «биографии».

  • В позднем творчестве писателя почти нет социальных мотивов.

У Бунина нет бар – погубителей крестьянских девушек, нет и страдальцев от

окружающей их в жизни пошлости. Внимание писателя приковано к

вечному чувству любви.

Автор.

Рассказы этого цикла вымышлены, но вызваны состоянием души.

А.В. Бахрах однажды спросил:

« — Иван Алексеевич, вы никогда не пробовали составить свой донжуанский список?

— Тогда лучше было бы составить список неиспользованных возможностей. Но ваш бестактный вопрос разбудил во мне рой воспоминаний. Какое удивительное время – молодость! Сколько было счастливых встреч, незабываемых мгновений! Жизнь уходит быстро, и мы начинаем ценить ее лишь тогда, когда все осталось позади».

Литературовед.

Подобные моменты возвращения к самому яркому, сильному переживанию и воспроизведены в цикле. Настрой ему дает стихотворение Н.П. Огарева «Обыкновенная повесть», на которое не очень точно ссылается Бунин, объясняя происхождение своего рассказа «Темные аллеи».

Читатель.

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели –

Река была тиха, ясна,

Вставало солнце, птички пели;

Тянулся за рекою дол,

Спокойно, пышно зеленея;

Вблизи шиповник алый цвел,

Стояла темных лип аллея.

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели –

Во цвете лет была она,

Его усы едва чернели.

О, если б кто увидел их

Тогда, при утренней их встрече,

И лица б высмотрел у них

Или подслушал бы их речи –

Как был бы мил ему язык,

Язык любви первоначальной!..

Он верно б сам, на этот миг

Расцвел на дне души печальной!..

Я в свете встретил их потом:

Она была женой другого,

Он был женат, и о былом

В помине не было ни слова;

На лицах виден был покой,

Их жизнь текла светло и ровно,

Они, встречаясь меж собой,

Могли смеяться хладнокровно…

А там, на берегу реки,

Где цвел тогда шиповник алый,

Одни простые рыбаки

Ходили к лодке обветшалой

И пели песни – и темно

Осталось, для людей закрыто,

Что было там говорено,

И сколько было позабыто.

Но у Огарева все заканчивается печальными строками о свидании молодых людей:

… Осталось для людей закрыто,

Что было там говорено

И сколько было позабыто.

Бунин, напротив, пишет о незабвенном, что оставило глубокий след в человеческой душе. Нередко запечатлен сам момент воспоминания, грустного прикосновения к давно отшумевшей радости. Ее дает любовь, а сохраняет на всю жизнь особенная, чувственная память, заставляющая с годами по-иному воспринять многое из того, что «осталось позади». Эта грань духовного бытия личности глубоко волнует писателя.

Какие грани духовного бытия вы заметили?

  • Герой рассказа «Поздний час» сам едет туда, где некогда пережил «недоумение счастья», и снова видит в небе лучистую зеленую звезду, «как та, прежняя, но немую и неподвижную» теперь, над могилой девушки.

  • Образ Руси в одноименном рассказе по ассоциации оживает в сердце ее бывшего возлюбленного. Но он с такой силой вновь, в себе, переживает утраченную любовь, что утром говорит жене, зная, что она не поймет, по-латыни: «Возлюбленная нами, как никакая другая возлюблена не будет!»

  • Одинокая женщина в «Холодной осени» через всю жизнь проносит слова своего убитого на войне жениха: «И я верю, горячо верю: где-то там он ждет меня – с той любовью и молодостью, как в тот вечер».

  • В бунинских рассказах такое удивительное разнообразие, по существу, одного и того же явления! В «Темных аллеях» Надежда тридцать лет, «сколько ни проходило времени, все одним жила»: для нее «все проходит, да не все забывается». А ее былой возлюбленный Николай Алексеевич случайно, нежданно вспоминает «самое дорогое, что имел в жизни» и потерял. И успокаивается тоже быстро. Тем не менее «заноза» из его сердца все равно не исчезнет.

  • Как скажет доктор из рассказа «Речной трактир»: «… ведь ото всего остаются в душе жестокие следы, то есть воспоминания, которые особенно жестоки, мучительны, если вспоминается что-нибудь счастливое…»

Литературовед.

Главную роль в «Темных аллеях» играют женщины. Если в ранних рассказах о любви центральное место отводится мужскому персонажу, познавшему любовь, его мукам и переживаниям, а женские характеры были лишь намечены, то в позднем творчестве предметом поклонения становится женщина, ее красота и тайна.

I. Биограф.

3 февраля 1941 года Бунин записал в дневнике: «То дивное, несказанно-прекрасное, нечто совершенно особенное во всем земном, что есть тело женщины, никогда не написано никем. Да и не только тело». Ему были близки слова Флобера, которые он выписывает в свой дневник: «Женщины мне кажутся чем-то загадочным. Чем более изучаю их, тем менее понимаю». В этой загадочности Бунин видит «нечто поистине неизъяснимое, божественное и дьявольское». Герой рассказа «Генрих» говорит: «Сочинитель имеет такое же полное право быть смелым в своих словесных изображениях любви и лиц ее, каковое во все времена предоставлено было в этом случае живописцам и ваятелям». И подобно живописцу или ваятелю, Бунин воплощает в слове то прекрасное, что он видит в женщине. Каждый из многочисленных женских образов в «Темных аллеях» поразительно индивидуален. И вместе с тем бунинские героини отличаются необычайной женственностью, душевной красотой, даром любить глубоко и искренне, что объединяет их и позволяет говорить о воспетом Буниным образе русской женщины.

Повторим слова биографа: «Каждый из многочисленных женских образов поразительно индивидуален». Какие женские характеры вы увидели на страницах «Темных аллей»?

  • Начинающая увядать, но все еще красивая, гордая и верная любви Надежда («Темные аллеи»);

  • простая душа, перелившаяся в любовь («Таня»);

  • порочные женщины, которые привычно и безропотно исполняют обязанности своего ремесла («Мадрид»);

  • экстравагантная, по-современному смелая и жестокая в любви ветреница («Муза»);

  • загадочная безымянная красавица («Чистый понедельник»).

Литературовед. (Звучит музыка Бетховена «Лунная соната»)

Этот загадочный и роковой тип, наделенный природной женственностью, не понимающих своих желаний, заставляющий страдать, особенно притягивает мужчин, подчиняя себе их ум, лишая воли. Героини «Темных аллей» впитали черты женщин, которыми Иван Алексеевич увлекался и которых любил. Самый яркий, неизгладимый след в его жизни оставили три.

I. Биограф. Анна Николаевна Цакни.

Познакомившись с писателем А. М. Федоровым, у которого под Одессой была дача, Бунин часто стал приезжать к нему. В Одессе он сблизился с писателями и художниками — членами «Товарищества южнорусских художников», стал сотруд­ничать в одесской газете «Южное обозрение». Однажды к Федоровым приехали в гости их друзья, греческая чета Цакни, он, издатель и редактор «Южного обозрения», в прошлом народоволец, эмигрант, жил несколько лет в Швейцарии и Париже. Потерял красавицу жену, от которой имел дочь. Цакни пригласили молодых писателей к себе на дачу. Через несколько дней они отправились к ним, на седьмую станцию. При входе в разросшийся по-южному сад молодые люди увидели настоящую красавицу, как оказалось, дочь Цакни от первого брака. Иван Алексеевич обомлел, остановился. И чуть не в один из ближайших вечеров сделал ей предложение.

23 сентября 1898 года состоялась свадьба Бунина с Анной Николаевной Цакни, которую он позже назовет своим «языческим увлечением».

Читатель. Снова сон, пленительный и сладкий,

Снится мне и радостно пьянит,—

Милый взор зовет меня украдкой,

Ласковой улыбкою манит.

Знаю я, — опять меня обманет

Этот сон при первом блеске дня,

Но пока печальный день настанет,

Улыбнись мне — обмани меня!

Брак Бунина с Анной оказался неудачным, так как скоро обнаружилось, что ни на духовную близость, ни на взаимное чувство со стороны жены он рассчитывать не мог. Отсутствие взаимопонимания, постоянные репетиции в доме любительских оперных спектаклей, постановками которых увлекалась мачеха Анны, богемная обстановка, чуждая писателю и не дающая ему возможности работать,— все это причиняло ему немало страданий и в марте 1900 года привело к окончательному разрыву. В августе этого года родился сын Николай, с которым Бунин почти не имел возможности видеться, так как в семье Цакни всячески препятствовали этому. 16 января 1905 года единственный сын Ивана Алексеевича умер вследствие осложнений на сердце после скарлатины и кори.

II. Биограф. Вера Николаевна Муромцева.

«С 1907 года,— писал Бунин,— жизнь со мной делит В. Н. Муромцева. С этих пор жажда странствовать и работать овладела мною с особенной силой (…) Неизменно проводя лето в деревне, мы почти все остальное время отдали чужим краям».

Вера Николаевна Муромцева — «тихая барышня с леонардовскими глазами, из старинной дворянской семьи» (Б. Зайцев) — выросла в среде старой московской интеллигенции. Ее дядя Сергей Андреевич Муромцев был видным общественным деятелем, председателем Первой Государственной Думы. После окончания гимназии Вера Муромцева поступила на естественный факультет Высших женских курсов профессора В. И. Герье. Она была широко образованным человеком: знала немец­кий, французский, английский и итальянский языки, переводила Флобера и других французских писателей. Муромцева познакомилась с Буниным 4 ноября 1906 года на литературном вечере у Б. К. Зайцева, который писал в «Повести о Вере»: «Да, в ней была, конечно, складка основательности и усердия — не появись на перекрестке Иван Бунин, вышел бы, может быть, из нее ученый-исследователь. (Сама же она очень боялась, как бы не сочли ее синим чулком.) Но Иван появился. Было ему тогда тридцать шесть лет — изящный, худенький, с острой бородкой, боковым пробором, читал у нас стихи свои и зачитал Веру.

А в этой сини четко встал

Черно-зеленый конус ели

И острый Сириус блистал.

Она стихов не писала, литературно-богемной барышней не была, но нежным своим профилем, прекрасными глазами тоже его заполонила».

Весной 1907 года Бунин вместе с Верой Муромцевой путешествовал по странам Востока: Египту, Сирии и Палестине. Это дальнее странствие, бывшее вместе с тем «брачным путешествием», писатель совершал, по его словам, «рука об руку с той, кому бог судил быть спутницей моей до гроба». Сорок шесть лет, с этого времени и до последнего дня жизни Бунина, Вера Николаевна была рядом с ним. Она внесла в его жизнь атмосферу любви, заботы, понимания, всегда умела создать для него обстановку, необходимую для творчества. Сила ее чувства к Ивану Алексеевичу доходила до самоотречения и жертвенности.

III. Биограф. Галина Кузнецова.

Познакомившись с Буниным летом 1926 года, Кузнецова вскоре оставила своего мужа – бывшего офицера и парижского таксиста Петрова и оказалась затем среди «подопечных» Бунина, молодых литераторов: Н. Рощина и появившегося позднее Л. Зурова. Особенно зоркая в тех случаях, когда дело касалось вещей потаенных, интимных, Ирина Одоевцева рассказывала в письме Н.П. Смирнову от 30 сентября 1969 года: «Петров очень любил Галину и был примерным мужем, всячески стараясь ей угодить и доставить удовольствие. Но она совершенно перестала считаться с ним, каждый вечер исчезала из дома и возвращалась все позже и позже. Однажды она вернулась в три часа ночи, и тут между ними произошло решительное объяснение. Петров потребовал, чтобы Галина выбрала его или Бунина. Галина, не задумываясь, крикнула:

  • Конечно, Иван Алексеевич!

На следующее утро Петров, пока Галина еще спала, сложил свои чемоданы и уехал из отеля, где они жили, не оставив адреса. В прощальном письме он оставил ей деньги и обещал их два раза в месяц привозить ей. Один раз он привез обещанное, пока она спала – она вставала очень поздно. Во второй же раз оказалось, что она уже съехала, не оставив адреса.

Петров носился с идеей об убийстве Бунина… но пришел в себя и на время покинул Париж».

6 февраля 1970 года: «Уехав из отеля, в котором Галина жила с мужем, она поселилась в небольшом отеле на улице Пасси, где ее ежедневно, а иногда два раза в день навещал Бунин, живший совсем близко.

Конечно, ни ее разрыва с мужем, ни их встреч скрыть не удалось. Их роман получил широкую огласку, Вера Николаевну не скрывала своего горя и всем о нем рассказывала и жаловалась: «Я сошла с ума на старости лет. Я не знаю, что делать!» Даже у портнихи и у парикмахера она, не считаясь с тем, что ее слышат посторонние, говорила об измене Бунина и о своем отчаянии. Это положение длилось довольно долго – почти год, если я не ошибаюсь.

Но тут произошло чудо – иначе я это назвать не могу: Бунин убедил Веру Николаевну в том, что между ним и Галиной ничего, кроме отношения учителя и ученицы, нет. Вера Николаевна, как это ни кажется невероятным, — поверила. Многие утверждали, что она только притворилась, что поверила. Но я уверена, что действительно поверила. Поверила оттого, что хотела верить.

В результате чего Галина была приглашена поселиться у Буниных и стать «членом их семьи».

II. Биограф.

Надобно тут напомнить и о характере и темпераменте самой Веры Николаевны, кротко и подвижнически пронесшей свой нелегкий крест жены писателя и его верного друга. А разделить жизнь с Буниным, при эгоистичности и порою капризности его натуры, было не просто. «Ян», как неизменно называла его только она, любил свою Веру глубоко, не мог бы жить без нее и без ее забот. Но при этом требовал постоянного внимания, причем воспринимая его как нечто само собой разумеющееся, и обижался, словно ребенок, терялся, становился на время другим, если получал его меньше, чем ожидал. Недаром Вера Николаевна как-то заметила в дневнике: «Странный человек Ян…»

III. Биограф.

Появление Галины Кузнецовой не погубило семью, но вызвало перелом всей психологической атмосферы, особенно с переездом «ученицы» в Грас. Иные серьезные бунинские исследователи романтически желали видеть в Кузнецовой героиню Данте или Петрарки. В связи с этим И. Одоевцева писала Н.П. Смирнову 12 апреля 1970 года: «Вы не совсем ясно представляете себе Галину. Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».

Она была моложе Бунина на тридцать лет.

Между тем чувство Кузнецовой к Бунину менялось, происходило, если несколько переиначить известную формулу Стендаля, «декристаллизация любви»: восхищенное отношение к замечательному писателю нарастало, но человеческое, женское – таяло. Однажды, когда Бунин получил очередную хвалебную статью о себе, записала: «Странно, что когда Иван Алексеевич читал это вслух, мне под конец стало как-то тяжело, точно он стал при жизни каким-то монументом, а не тем существом, которое я люблю и которое может быть таким же простым, нежным, капризным, непоследовательным, как все простые смертные. Как и всегда, высказанное, это кажется плоским. А между тем тут есть глубокая и большая правда. Мы теряем тех, кого любим, когда из них еще при жизни начинают воздвигать какие-то пирамиды. Вес этих пирами давит простое нежное родное сердце». Слова эти оказались провидческими. Кузнецова покинула Бунина в зените его славы, после присуждения ему Нобелевской премии, познакомившись в Берлине с певицей Маргой Степун, обладавшей, по свидетельству мемуариста, «сильным характером и недюжинным голосом».

Автор.

«Неужели вы еще не знаете, что любовь и смерть связаны неразрывно? Каждый раз, когда я переживал любовную катастрофу, — а их, этих любовных катастроф, было немало в моей жизни, вернее почти каждая моя любовь была катастрофой, — я был близок к самоубийству. Даже с Верой Николаевной… Ведь я был еще женат, и моя первая жена назло не желала со мною разводиться. Я боялся, что Вера Николаевна откажется… Но жизнь без нее я себе не представлял. Если бы она не решилась, отказала мне, я непременно…»

Докажите, что в произведениях Бунина любовь и смерть неразрывны.

  • «Вена. 17 декабря. Сегодня, в ресторане “Franzensring” известный австрийский писатель Артур Шпинглер убил выстрелом из револьвера русскую журналистку и переводчицу многих современных австрийских и немецких новеллистов, работавшую под псевдонимом «Генрих» («Генрих»).

  • «Так и пережила я его смерть, опрометчиво сказав когда-то, что я не переживу ее. Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни – остальное ненужный сон» («Холодная осень»).

  • Внезапное появление сумасшедшей матери прерывает навсегда свидание влюбленных («Руся»).

  • Если герои рассказа все же соединили свои судьбы, то о катастрофе Бунин сообщает как бы в эпилоге: умер в вагоне метро Николай Платонович («В Париже»).

  • Умерла в преждевременных родах Натали («Натали»).

Литературовед.

Бунин не показывает, что было до встречи героев или что могло быть потом. Более того, это «потом» в их жизни не происходит, краткий период счастья в бунинских рассказах заканчивается катастрофически. Любовь, даже взаимная, полная, никогда не переходит в произведениях в супружество, создание семьи, рождение детей. Стремясь избежать такого поворота, писатель проявляет чрезвычайную, порой даже надуманную изобретательность в сюжетах. Если по ходу действия герои рассказа стремятся соединить свои жизни, то в последний роковой момент непременно происходит внезапная катастрофа, чтобы «остановить мгновенье» на высшем взлете чувств.

I. Биограф. Такое понимание любви – как высшего взлета чувств, не предназначенного долго продлиться и перейти во что-то равное себе – было твердым убеждением Бунина.

В сфере трепетного и смятенного чувства, конечно, выводы Бунина мрачны: любовь прекрасный, но мимолетный гость на нашей земле. Дай ей продлиться чуть дольше – проза и пошлость съедят ее, произойдет стремительная девальвация чувства. «Неожиданное счастье» выпадает на долю «друга мужа», влюбленного в «куму». И вот уже наутро она назначает ему встречу в Кисловодске, через две недели. Он отвечает ей: « Как мне благодарить тебя!» — а сам знает: «… Там я ее увижу в этих лакированных сапожках, в амазонке и в котелке, вероятно, тотчас же люто возненавижу!» («Кума»)

Теперь, когда мы поговорили о художественных особенностях произведений, выяснили позицию автора, хотелось бы услышать читающую публику. (Самостоятельный анализ произведений. В качестве примера – анализ рассказа «Натали»).

«Натали» — характерное для «Темных аллей» произведение. История любви студента первого курса Мещерского к юной красавице Натали Сенкевич передана в его воспоминаниях о долгом периоде – от первого знакомства с девушкой до безвременной ее смерти. Память доносит необычное, непонятное в прошлом и помогает осознать его.

Мещерского товарищи называли «монахом»: он сам не хотел «нарушать свою чистоту, искать любви без романтики». Натали не только непорочна, но обладает гордой, утонченной душой. Они сразу полюбили друг друга. А рассказ – об их разрыве и долгом одиночестве. Внешняя причина одна – неожиданно проснувшееся накануне встречи с Натали влечение молодого человека к телесным прелестям его двоюродной сестры Сони. Внутренний процесс очень сложен.

Как всегда у Бунина, все событийные повороты едва обозначены. Явление же, которое занимает автора, глубоко осмыслено в своем внутреннем развитии. Уже в конце второй главки ощущается противоречие в мыслях героя: «… как мне теперь жить в этой двойственности – в тайных свиданиях с Соней и рядом с Натали, одна мысль о которой уже охватывает меня таким чистым любовным восторгом…»

К Соне герой испытывает тяжелое плотское влечение, вдобавок проникнутое тем трепетом, какое бывает лишь у юноши, которому впервые открывается женская нагота. Его чувство к Натали возвышенное, в его основе – любование и поклонение. «Натали нашему роману все-таки не помешает… Ты будешь сходить с ума от любви к ней, а целоваться будешь со мной», — не без проницательности говорит Соня.

Мещерский не может оторваться от жарких объятий. Его память хранит опьянение этих встреч. Прекрасно сознавая преступность своего двойственного поведения, он не может выбрать для себя что-нибудь одно. Мучительно неразрешимым кажется юноше вопрос, «за что так наказал меня бог, за что дал сразу две любви, такие разные и такие страстные, такую мучительную красоту обожания Натали и такое телесное упоение Соней». Оба переживания вначале он называет любовью.

Бедность и обманчивость чисто физической близости покажет лишь время. Достаточно было Мещерскому пять дней не видеть Соню, и он забыл свое чувственное наваждение (слишком, однако, поздно: Натали узнала об измене). А многолетняя разлука с Натали (ее брак с нелюбимым человеком, связь самого Мещерского с крестьянкой, о которой он говорит с неким пренебрежением «сошелся») лишь разожгла неутоленное высокое чувство, подарив обоим подлинное, хотя тайное и короткое, супружество.

Рассказ четко делится на две части: после пятой главки он мог бы завершиться, и последние две могли бы стать отдельным рассказом.

В первой части идет речь о любви и похоти. Вторая часть – о любви, судьбе и смерти. Эти новые темы предвосхищены еще в начале первой части зловещим видением летучей мыши: «Я … ясно увидел ее мерзкую темную бархатистую и ушастую, курносую, похожую на смерть, хищную мордочку».

Главный герой в отличие от многих несет в своей душе редкий дар обожания возлюбленной, обладает способностью понять свои заблуждения (пусть не сразу, с большими потерями). И все-таки Мещерский долго несчастлив, одинок, потрясен собственной, столь неожиданной виной. Впервые у Бунина человек преодолевает несовершенство своего сознания, ощущает неудовлетворение от чисто плотских наслаждений, а воспоминание о них несет отрезвление. В массе побеждают другие чувства. Видимо, потому автор и завершает идиллический союз Мещерского и Натали ее смертью.

Литературовед.

До Бунина так о любви не писали. Бунинское новаторство состоит в том, что современная откровенность в показе чувств героев сочетается с классической ясностью и совершенством языка.

«От «Темных аллей», — писал Г.В. Адамович, один из наиболее тонких ценителей бунинского творчества, — веет счастьем … и вместе с ним щемящей тоской о том, что жизнь уходит…»

Читатель. Пусть я живу мечтою бесполезной, —

Туманный и обманчивый мечтой, —

Ищу я в этом мире сочетанья

Прекрасного и тайного, как сон.

Люблю ее за счастие слиянья

В одной любви с любовью всех времен.


Литература

  1. Смирнова Л. А. Иван Алексеевич Бунин М: «Просвещение», 1991, с 192

  2. Михайлов О. Н. Литература Русского зарубежья. М.: «Просвещение», 2001, с336

  3. И. Костомарова. Вернись на Родину душа О:Издательство Орловской государственной телерадиовещательной компании, 1995, с 176

Свежие документы:  Конспект урока по Литературе «Слово о маме»

скачать материал

Хочешь больше полезных материалов? Поделись ссылкой, помоги проекту расти!


Ещё документы из категории Литература: